Эстония: цифровая республика. Как крошечная постсоветская республика смогла найти дорогу в будущее (большой перевод New Yorker)

Текст: Нейтен Хеллер, The New Yorker. Перевод: Александр Заворотний, «Спутник и Погром»

У эстонского побережья пятиполосное шоссе извивается вслед за изгибами моря, затем сворачивает в глубь страны, а машины продолжают путь по узенькой дорожке к домам у кромки воды. Там находится коттеджный посёлок, но довольно необычный. Ворота из штакетника закрыты, будто чтобы не пустить прибрежные дюны на улочки посёлка. Въезд блокирует шлагбаум — не столько для того, чтобы задержать посторонних, сколько для того, чтобы убедиться, что они пришли сюда намеренно. За воротами здание школы и несколько домов формируют узкий проулок. Из столицы страны, Таллина, приезжаешь в некотором ошеломлении: вдоль шоссе мелькают деревья, а машины проносятся так быстро, будто пытаются достичь какой-то невидимой цели.

В посёлке живёт один человек с семьёй — и со своим видением будущего. Таави Котка, который четыре года был главой министерства экономики и коммуникаций Эстонии, — один из главных публичных образов «электронной республики»: правительственного проекта, направленного на превращение страны в цифровое общество.

E-Estonia — самый амбициозный технологический проект государственного уровня в наше время; он включает в себя всех членов правительства и радикально меняет повседневную жизнь простых граждан. Обычные государственные услуги — законодательство, выборы, образование, судебная система, здравоохранение, банковский сектор, налоги, полиция и так далее — воедино связаны единой цифровой платформой, доступ к которой имеет вся нация. Лужайку возле дома Котки подстригает маленький робот, который катается туда-сюда и срезает траву.

...Далее...

Очень хорошие новости: РФ будет вымогать деньги у самозанятых

Также хотелось бы обратить внимание почтенной публики на недавнее заявление министра экономического развития РФ Орешкина о том, что попытки легализации самозанятых граждан провалились и правительство будет искать новую стратегию. Расшифрую: «самозанятые граждане» — это всевозможные репетиторы, няни, приезжающие за 15 минут в 3 часа ночи сантехники и прочие работники в основном сферы услуг, использующие для пропитания свои руки-ноги-головы без надобности в организации-заводе-инвестициях, живущие по принципу «и один в поле воин, если по-самозанятому скроен». Раньше считалось, что эти 20–25 млн граждан есть граждане крайне полезные: в отличие от бюджетников-рабочих-пенсионеров они не требуют повышения зарплаты, миллиардных инвестиций во спасение градообразующих предприятий, индексации пенсий и прочих утомительных расходов, к которым обязывает вроде как социальная ориентированность государства. Более того, от партии и правительства они давно уже ничего не ждут, живут по принципу «волка ноги кормят», да еще и на самостоятельно заработанные средства покупают еду-одежду-бытовую технику, пополняя бюджет косвенными налогами. То есть идеальное для клубка спецслужб и сырьевых корпораций, маскирующихся под государство РФ, население:

1. Ничего не просят. 2. Ничего не ждут. 3. Никому не верят. 4. Да еще и приносят в бюджет копеечку!

Плюс учат-лечат-меняют в пять утра трубы для сограждан, в режиме свободного рынка затыкая дыры в разваливающейся социально-коммунальной инфраструктуре РФ. Чудо, а не люди, и разве можно требовать от них большего?

...Далее...

День в истории: 16 января 1961 года. В Краснодаре устроили погром коммунистов

16 января 1961 года произошли погромы коммунистов в Краснодаре. Разгневанные советские трудящиеся захватили здание крайкома КПСС и разгромили его. Партийным чинам пришлось спасаться бегством, а первого секретаря местного горкома, который хотел утихомирить толпу, закидали камнями.

Начались события 15 января с совершенно будничного эпизода, нисколько не предвещавшего массовых беспорядков городского масштаба. Военный патруль, проходивший по местному колхозному рынку, увидел на нем человека, который там не должен был находиться. Это был солдатик по фамилии Грень. Мало того, что он ушел в самоволку, так он еще и пытался продать прохожим часть своего обмундирования, то есть приторговывал казенным имуществом.

Патруль, преисполнившись праведным советским гневом, солдата попытался арестовать, но что-то пошло не так. То ли солдатик (жаловавшийся на то, что на этот шаг его толкнул голод) так разжалобил прохожих, то ли патруль был чрезмерно фамильярен и груб, так или иначе, вокруг начала собираться толпа. Граждане совершенно не сочувствовали формально правому в этой ситуации патрулю. Их симпатии всецело находились на стороне солдата, который упирался и на расправу уходить не хотел.

Из толпы стали раздаваться выкрики, дескать, отпустите парня, не ломайте ему жизнь, сатрапы. Но патруль был непреклонен. Однако численное превосходство было на стороне трудящихся, все настойчивее призывавших отпустить солдата. Поэтому патрулю пришлось обратиться за помощью к дружинникам.

...Далее...

Что случилось с экономикой 1

В этом еженедельном экономическом дайджесте «Спутника и Погрома»:

— Важное в 2к17: про какие цифры и события в экономике прошлого года вас обязательно спросят в приличном обществе?

— Торжество популизма и дебилизма: МРОТ сравняют с прожиточным минимумом досрочно. Настало время поговорить об этом серьезно.

— Энергетика будущего: что придёт на смену ДПМ и кому граждане смогут продавать излишки электроэнергии?

— Главный риск грядущего — чего боятся всего вокруг?

Если посмотреть на прошедший год свежим взглядом и проанализировать основные макроэкономические показатели, то можно сказать следующее: изменения несущественны. В 2017-м мы жили лучше, чем в предыдущие два года, примерно так же, как в 2014-м и значительно хуже, чем в 2013-м. А как было раньше — уже никто и не помнит. Тем не менее даже среди однообразного эрэфийского болота мы нашли и особенно глубокие ямы, и островки твердой земли. Но пугает другое — незаметные невооруженному глазу процессы, которые могут серьезно поменять экономическую картину нашей многострадальной родины. Их стоит отметить и запомнить.

Путин объявил цифровую экономику. Про внезапно открывшийся интерес президента (не пользующегося интернетом и гордящегося этим) к высоким технологиям СМИ без устали писали около полугода. Итоги этих увлечений почувствовать удастся уже с начала 2018-го и даже раньше: под запретом бесплатный VPN, введены онлайн-кассы, коммунальные услуги погрузились в ГИС ЖКХ, а в декабре на почте задержали тысячи посылок в рамках проверки готовности к введению пошлин. То ли ещё будет: весной обещают законодательно зарегулировать криптовалюты и всё что с этим связано, в течение года хотят разработать приложение для обязательной регистрации самозанятых. Имена, которые интересно знать в контексте — Максим Акимов из АП и Евгений Ковнир из АНО «Цифровая экономика». Последнее — это организация, которая обещает стать одним из основных операторов высокотехнологичных дел. Вместе Макс и Женя займутся благоустройством 521 млрд русских рублей — такую сумму «Ъ» ...Далее...

Русский календарь: 15 января 1725 года. Родился граф Петр Румянцев

15 января 1725 года родился граф Петр Румянцев-Задунайский — один из крупнейших русских полководцев XVIII века.

Петр родился в аристократической семье Румянцевых. Его отец был офицером преображенского полка, принимал участие почти во всех крупных сражениях Северной войны и в конце концов стал адъютантом самого Петра. Он же, став одним из доверенных лиц тогда еще царя, выполнял весьма деликатное поручение — возвращение из Европы беглого цесаревича Алексея.

Затем, уже после смерти императора, дослужился до звания генерал-аншефа, занимался дипломатической работой, некоторое время был губернатором нескольких губерний и, наконец, два года правил Малороссией.

Мать Петра Румянцева — Мария Матвеева, также происходила из аристократической семьи. Она находилась в довольно близких отношениях с Петром I, ходили слухи, что она была любовницей государя.

Петр Румянцев воспитывался дома. С 14 лет его стали привлекать к несложной дипломатической работе. В 1739 году его направили в Берлин на работу в местное русское посольство. Но пробыл он там недолго. После нескольких историй юный Румянцев был возвращен в Россию и направлен на учебу в столичный шляхетский корпус.

Но и там он провел всего несколько месяцев, не привыкнув к местной дисциплине. Вместо учебы Румянцев отпросился в армию и начал службу в чине подпоручика. Вскоре разразилась очередная война со Швецией, закончившаяся достаточно быстро и успешно для России. Румянцева отправили ко двору с донесением о заключении выгодного мира. На радостях императрица Елизавета Петровна сразу дала ему чин полковника, а отцу пожаловала графское достоинство.

...Далее...

ЭКСКЛЮЗИВ «СПУТНИКА И ПОГРОМА». ВИДЕО С НАПАДАВШИМ НА ШКОЛУ В ПЕРМИ

Сегодня в Перми 16-летние Лев Биджаков и Александр Буслидзе напали на школу номер 127, атаковав ножами учеников 4Б класса (всего тяжело пострадали 9 четвероклассников, как минимум один ребенок в реанимации), а затем порезав друг друга. Девушка-охранник в школе никак не смогла помешать резне: школьники были вынуждены бежать до ближайшего торгового центра (благо, он был недалеко), откуда охранник через «Тревожную кнопку» вызвал оперативно прибывший (2.5 минуты) наряд полиции. Несомненно, если бы полицейские задержались, то жертв было бы намного больше. Также несомненно, что если бы школу атаковали не двое подростков с ножами, а террористы с огнестрельным оружием, то у нас был бы новый Беслан.

Вся «борьба с террором», все разговоры про «безопасность школ» и «безопасность детей» обрушили двое подростков с ножиками (они выжили и оба в больнице). Главное, что теперь всех волнует: мотив. С чего шестнадцатилетним дылдам идти и резать четырехклассников? Эксперты по моральной панике в интертнетах уже изучили страницы нападавших, обнаружили там подписки на сообщество про расстрел в американской школе «Колумбайн» (ставший в некотором роде культовым в среде «трудных» и «непонятных» подростков) и поспешили обвинить во всем проклятую американскую культуру. Несомненно, что расстрел в «Колумбайне» дал образец Биджакову и Буслидзе, но непосредственной причиной послужил вовсе не он.

...Далее...

Клеветникам России: Евгений Политдруг отвечает историку Лурье

Недавно в «Медузе» были опубликованы размышления Льва Лурье о Российской Империи, ставшие своеобразным ответом на книгу Зыгаря «Империя должна умереть». Размышления весьма краткие и в итоге подводящие к выводу о том, что Дореволюционная Россия была менее свободной страной, чем нынешняя.

Дискуссия на эту тему весьма своеобразна, поскольку сто лет назад любая страна была менее свободной, чем нынешняя, эволюцию общества никто не отменял, как и смягчение нравов. Сто лет назад в США неженатым мужчине и женщине не сдали бы ни один номер ни в одном отеле для совместного проживания, а сейчас там легальны однополые браки. Аналогичные ситуации произошли и в других сферах. Поэтому сравнивать прошлый век с нынешним не совсем корректно.

Но и сгущать краски и наговаривать лишнего не стоит. А в тезисах Лурье есть такие моменты. Где-то он прав, где-то ошибается. Разберем статью в «Медузе» и заодно выясним, что на самом деле было в Дореволюционной России.

Тезис Лурье №1. Свобода собраний в царской России была крайне ограничена. Любое собрание могло быть распущено по требованию полицейского. Митинги запрещались. Если они собирались, их разгоняли казаки с нагайками. Но, насколько я помню, с 1907-го по 1917-й никто особо и не митинговал, если не считать студенческих сходок.

Здесь необходимо разделять законодательство до 1905 года и после. До 1905 года порядок общественных сходок (слово «митинг» тогда не использовали) определялся разработанным еще в николаевскую эпоху «Уставом о предупреждении и пресечении преступлений». Поскольку политических митингов в нынешнем понимании тогда не было, законодательство пестрело пробелами и противоречиями. С одной стороны, для собраний и сходок не требовалось разрешения (за исключением игрищ). При этом сходки и собрания, «противные общей тишине и спокойствию», не разрешались. В случае, если такая сходка происходила, обязанностью полиции было потребовать от участников разойтись по домам (впрочем, серьезных последствий для самих участников участие в таких сходках не несло, если они не кидались с кулаками или револьвером на полицейских).

Поскольку Устав не разъяснял, какие именно собрания противны тишине и спокойствию, действовать полицейским приходилось на свое усмотрение.

Полицейские в Российской империи

К концу века стало очевидно, что законодательство необходимо усовершенствовать. В 1905 году была объявлена свобода собраний, уточненная в марте 1906 года отдельным указом. Под собранием подразумевались все его виды: митинги, пикеты, шествования, демонстрации и т. д. При этом все собрания делились на два вида — публичные и непубличные. Непубличные вообще не требовали никаких согласований, предупреждений и заявлений. Однако непубличными считались только собрания официально существующих товариществ или союзов и прочих организаций, проводившиеся в закрытых помещениях. Все остальные собрания считались публичными.

Публичные собрания запрещались в столовых, трактирах, ресторанах и на расстоянии, ближе 500 метров от места пребывания императора. Существовали и некоторые другие ограничения. В частности, запрещалось находиться на собраниях вооруженным лицам, военнослужащим, школьникам и студентам средних учебных заведений.

В случае, если собрание проходило под открытым небом (митинги, шествия и т. д.), необходимо было получить разрешение градоначальника, главы полиции или губернатора (не всех сразу, а кого-то из них). Собрания в университетах согласовывал ректор учебного заведения.

Запрещались собрания, на которых призывали к насильственному свержению государственной власти. За трое суток до мероприятия организаторы должны были предупредить местное полицейское начальство.

Организаторы митинга должны были назначить несколько распорядителей, которые следили за ходом митинга и порядком. Кроме того, такое лицо могло быть назначено и властью из числа должностных лиц. В этом случае оно имело право закрыть собрание раньше срока и потребовать разойтись, однако для этого у него было не так много оснований.

Собрание можно было закрыть только по 5 причинам:

— Призывы к мятежу, насилию, неповиновению властям;

— Возбуждение розни и вражды по отношению к какой-либо части населения (нетрудно догадаться, что эти два пункта были направлены против ультралевых революционных партий);

— Присутствие на митинге лиц, которым это запрещено (дети, военнослужащие);

— Отклонение от заявленной темы (по факту этот пункт сводился либо к первому, либо ко второму пунктам);

— Незаконный сбор денег.

Должностное лицо перед закрытием собрания раньше времени должно было дважды призвать к порядку. Только после этого (если его не слушали) он мог объявить собрание закрытым, и участники должны были разойтись. Закрытие можно было обжаловать, но уже постфактум, а не на месте.

Организаторы несанкционированных собраний (не обязательно враждебных власти, просто не позаботившихся об уведомлении), а также участники санкционированных, отказавшиеся подчиниться распоряжению о закрытии мероприятия, могли быть арестованы, но на срок не выше трех месяцев.

Что касается участников несанкционированных собраний, на которых призывали к вооруженному восстанию, мятежу и насильственному свержению государственного строя, то за участие в нем можно было получить заключение в крепости или тюрьме на срок не выше трех лет. Однако на практике это случалось весьма редко, поскольку в законе было прямо сказано: «виновный в участии в публичном скопище, ЗАВЕДОМО собравшемся с целью…» То есть надо было доказать, что участники собрания заранее знали, куда шли, и заранее планировалось подстрекать к бунту и мятежу. В Дореволюционной России суды были независимыми и не могли штамповать приговоры на усмотрение полицейских, поэтому факт заранее спланированного участия в сборище приходилось доказывать (невиданное дело для современных полицейских), что являлось задачей крайне сложной.

Но это сейчас митинги кажутся чуть ли не главным средством политической борьбы — за неимением альтернативы. А в те далекие времена наиболее радикальные партии не обращали на них особого внимания, поскольку гораздо более эффективным средством борьбы считались стачки и забастовки. Причем далеко не всегда насильственная инициатива исходила от полиции или казаков. Вот, например, описание мариупольской стачки 1899 года:

14-го мая огромная масса рабочих (до 4000 чел.) направилась к баракам незабастовавших рабочих Никополь-Мариупольского завода и стала их избивать, требуя присоединения к стачке; тогда же были разбиты окна в мастерских, поломано 48 токарных станков и т. д. В полицейских и солдат, пытавшихся остановить побоище, полетели камни и палки; в ответ солдаты открыли огонь. Всего в ходе столкновений было убито не менее 21 чел., многие ранены.

Стачка Московского отделения Всероссийского союза служащих сберегательных касс

А вот краткое описание стачки на четырех фабриках во Владимирской губернии:

7–8 октября 1897 г. произошла стачка всех рабочих (7817 чел.) четырех фабрик — прядильной, ткацкой, красильно-отбельной и плисово-красильной — т-ва мануфактур Викулы Морозова с с-ми (с. Никольское, Владимирская губ.). Требования — сократить продолжительность рабочего дня, увеличить зарплату, уволить ряд мастеров. «Зачинщики» — рабочие Н.И. Андреев, М.И. Кириллов, С.И. Пукьянов и др. Стачка проходила бурно: выбиты стекла в фабричных корпусах, в конторе, разграблен и сожжен дом директора, сожжены четыре соседних дома, взломан склад и похищен из него товар. Вызваны фабричный инспектор, вице-губернатор, прокурор суда, полиция, 400 казаков, 300 солдат и полк пехоты из Москвы. Произошло столкновение рабочих с полицией: убит один и ранены двое рабочих.

А вот тот же 1899 год, но на рижских фабриках:

Началось выступление стачкой рабочих фабрики общества льняной и джутовой мануфактуры, предъявивших требование об увеличении заработной платы. Были вызваны ст. фабричный инспектор, фабричный ревизор, пристав, полицмейстер, полиция, казаки, войска. 5-го мая произошло столкновение бастующих мануфактуры и рабочих соседних фабрик с полицией и солдатами. Были убитые и раненые, в том числе с вагоностроительного завода «Феникс». В городе начались беспорядки. 6-го вечером горели публичные дома, частный дом и винная лавка. Толпы двигались по улицам и били стекла в окнах домов. Вновь произошло столкновение с войсками: они действовали прикладами, штыками и стреляли. 7-го беспорядки продолжались.

С 10-го мая по фабрикам Риги начались забастовки. Стачки везде начинались одинаково: работу бросала часть рабочих, к ним присоединялись остальные. Толпы, стоящие у ворот предприятий, встречали выходящих криками «Ура!», бросали камни в окна фабричных зданий, угрожали тем, кто не хотел прекращать работу. На Зассенгофской бумагопрядильной и ткацкой фабрике рабочие в первый день стачки вели себя шумно: одно отделение начинало работу, рабочие другого отделения врывались в мастерские и избивали работающих. Вечером посторонние лица ворвались на фабрику, били стекла, ломали оборудование. Во многих случаях на предприятия вызывались казаки или солдаты для охраны предприятий. На фабрике «Текстиль» казаки избили рабочих нагайками. Требования на некоторых фабриках были частично удовлетворены. Было арестовано 192 чел., в столкновениях убито 5 чел., ранено 34, в том числе 23 рабочих, а также полицейские, солдаты и казаки.

Как видим, речь идет не о студентах в очках с кричалками «кря-кря-кря против этого царя», а о массовых погромах с участием тысяч человек, часть из которых была к тому же вооружена. Разумеется, никто казаков не гонял из-за десятка тогдашних хипстеров, водивших хороводы. Войска и казаки применялись, когда возникала угроза реальных общегородских погромов.

2. Свободы слова в России после 1905 года было, безусловно, больше, чем до. Но всякого рода персональные оскорбления императора и его семьи карались тюремным сроком. Такие дела часто приводили к закрытию печатных изданий — и многие журналы, открытые в 1905-м на волне свободы, к 1907 году уже были прикрыты. Павел Елисеевич Щеголев, редактор журнала «Былое», отсидел три года в Петропавловской крепости за публикацию материалов, прославляющих революционное движение.

Вообще персональные оскорбления императорской фамилии были законодательно запрещены во всех монархических государствах. И до сих пор караются во многих странах, в том числе и европейских. К тому же закон об оскорблении императора применялся не так уж часто, а строгое наказание за эту провинность назначали вообще считаные разы. Хотя бы потому, что смягчающим обстоятельством в данном случае выступало опьянение виновника или его невежество. И достаточно было заявить об этом, как серьезный каторжный срок трансформировался в краткосрочный арест.

Что касается Щеголева, то посадили его не за писанину. Дело там было весьма темное: судя по всему, он передавал Бурцеву секретные документы Охранного отделения, а тот публиковал в Европе списки агентов в рядах революционных российских партий.

3. Тайна переписки не соблюдалась. Существовал так называемый черный кабинет, который занимался перлюстрацией без какого-либо решения суда. Относительно политических деятелей эта практика применялась чрезвычайно широко. Письма доставлялись из почтамта в полицию в специальное помещение, где тренированные чиновники аккуратно их вскрывали, читали содержание, делали выписки, потом вкладывали письмо обратно, закрывали так, чтобы получатель ничего не заподозрил и отправляли по адресу. Конечно, сегодня в России часто применяется прослушка, но это требует хотя бы формального разрешения суда.

Здесь надо сказать, что в силу более совершенных методов современные государства без особых усилий знают о каждом своем гражданине практически все. Сравнивать это с «черными кабинетами» весьма опрометчиво. Перлюстрация писем действительно практиковалась (разумеется, тайно, официально это не признавалось), но в таких ничтожных количествах, что вероятность прочтения письма, отправленного среднестатистическим подданным, равнялась нулю.

Сотрудники почтового отделения сортируют письма

Достаточно сказать, что на всю огромную Российскую Империю работало всего лишь около 50 перлюстраторов. Еще раз — около 50 человек на 166 миллионов жителей страны. А так называемые «черные кабинеты» существовали всего в семи городах Империи. Причем число тайных цензоров регулярно сокращалось. Если в начале ХХ века их было 63, то к началу Первой мировой число сотрудников сократилось до 47 человек.

Разумеется, в таких условиях ни о каком тотальном или хотя бы внушительном отслеживании переписки не могло быть и речи. В лучшем случае под контролем находилась корреспонденция отдельных подпольщиков и революционеров. Это вам не пакет Яровой.

4. Суд присяжных был независим. Но политические дела со времен Веры Засулич на открытых заседаниях не рассматривались. Эти процессы происходили сразу или в высшей инстанции, то есть в Сенате, или — особенно во времена [премьер-министра Петра] Столыпина — в военно-окружных, военно-полевых судах, где судьбу человека решала группа офицеров. Эти суды руководствовались законом, но сами процессы проходили очень быстро и доказательной базы часто не было. Казнь невинного человека была довольно частой историей в тот период.

Это уже какая-то ерунда. Многочисленное сословие политических адвокатов очень удивилось бы, узнав, что со времен Засулич (то есть почти 40 лет!) политические дела не рассматривались в судах на открытых заседаниях.

Кроме того, сам по себе Правительствующий Сенат рассматривал только апелляции и кассации. Лурье, видимо, подразумевает особый судебный орган — Особое присутствие правительствующего Сената.

Однако непонятно, что автор хочет сказать словами «на открытых заседаниях не рассматривались». Судебные заседания ОППС ничем не отличались от стандартных судебных процессов. Подсудимые имели право на адвокатов, рассматривалось дело в том же порядке, что и в обычных судах. Никакой секретности не было, лишь отдельные судебные процессы велись в закрытом режиме (например, по делу народоволки Фигнер, участвовавшей в убийстве императора Александра II).

Террористки Вера Засулич и Вера Фигнер

Но ОППС рассматривал только самые крупные политические дела, государственной важности (дела народовольцев, дело Каляева). Что касается военно-полевых судов, действительно рассматривавших дела в ускоренном темпе, то у обычного трудящегося и даже обычного политического практически не было возможностей с ними столкнуться, если он, конечно, не подрывал банки динамитом и не убивал полицейских и военных.

ВПС имели крайне ограниченную подсудность. Фактически они разбирали только дела, связанные с терроризмом — нападения на полицейских и военных, теракты, экспроприации, вооруженные налеты. Подсудимыми становились захваченные на месте преступления с оружием в руках. Существовали они всего восемь месяцев (на пике левого террора) и за это время по их приговорам было казнено 683 человека. Утверждение о том, что «казнь невинного была очень частой в тот период», больше похоже на выдумку Лурье.

5. Политических заключенных было на порядок больше, чем сейчас. Просто не сравнить. В России между 1907 и 1914 годами было 50 тысяч политических заключенных и ссыльных. Мест в тюрьмах не хватало, так что строили новые, так называемые столыпинские централы — среди них Шлиссельбургский, Владимирский.

Вообще пенитенциарная система Дореволюционной России существенно отличалась от современной. Тюрьмы использовались по-другому. В тюрьме одновременно находились и подследственные, и уже осужденные, но ожидавшие этапа в ссылку или на каторгу, и те, кто был приговорен к тюремному заключению (кстати, это заключение считалось куда более мягким наказанием, чем каторга).

Не совсем понятно, про какие новые тюрьмы пишет автор. Владимирский централ существовал с конца XVIII века. Александровский централ — с середины XIX века. Шлиссельбургский — еще дольше. При Столыпине несколько тюрем были преобразованы в каторжные. То есть каторжан теперь везли не в Сибирь, но размещали и в централах в европейской части России.

Дом предварительного заключения в Санкт-Петербурге на Шпалерной улице. В 1895–1897 здесь содержался Ленин

Но эта мера не слишком сильно связана с политическими заключенными, поскольку политические крайне редко оказывались на каторге. В большинстве случаев их наказание ограничивалось ссылкой. Чтобы угодить на каторгу, политический должен был или кого-то убить, или держать дома динамитную мастерскую. Именно поэтому почти никто из видных большевиков (кроме Дзержинского, угодившего на каторгу как неисправимый рецидивист, да еще и беглец) не мог похвастаться пребыванием на каторге.

Цифра в 50 тысяч политических заключенных, по всей видимости, взята с потолка. Или же взято общее количество всех ссыльных и каторжных в стране. В монографии «Общественное движение в Сибири в начале ХХ века» приводятся следующие цифры политических:

В канун Февральской революции 1917 г. в Сибири находилось не менее 9346 политических ссыльных и 485 политкаторжан, всего 9831 человек.

К этой цифре следует добавить тех, кто находился в тюрьмах в ожидании приговора, а также тех, кто отбывал наказание в тюрьме или в каторжных централах в европейской России. Но эти категории были не очень значительны по сравнению со ссыльными. Даже по самым радикальным прикидкам вряд ли общее число политических заключенных в стране было больше 13–15 тысяч. Стоит подчеркнуть, что в период подавления революции 1905 года количество политических было значительно выше, но к 1917 почти все уже отбыли свои наказания и ссылки.

Это больше, чем количество политических заключенных сегодня. Но ссыльные, которые составляли абсолютное большинство политических, не являлись заключенными в современном понимании. Они высылались в определенный населенный пункт на срок от года до пяти лет, но жили при этом абсолютно свободно, занимались чем хотели, не покидая пределов своего округа. Это доставляло некоторые неудобства, но сравнивать даже с современной колонией-поселением подобное наказание просто невозможно.

Критики Российской Империи сваливают в категорию «политических» вообще всех подряд, но тех же политкаторжан называть «политическими» просто нельзя. За прокламации, речевки на митингах и членство в революционных организациях на каторгу не отправляли. Для этого надо было участвовать в экспроприациях, налетах, убийствах, терактах. В наше время террористы и убийцы, совершающие свои преступления по политическим мотивам, не причисляются к числу политических, а считаются обычными преступниками. Почему же стоит считать политическими тогдашних каторжан?

Таким образом, политическими заключенными в современном понимании этого слова в те времена были только те, кто отбывал наказание в тюрьме или крепости (последнее было льготным наказанием, поскольку там имелась масса послаблений по режиму). Чиновник министерства юстиции Тарновский еще до революции занимался статистическими исследованиями государственных преступлений. В статистике, которая дается им за 1906–1912 годы, можно точно определить число политических осужденных. За эти шесть лет по политическим делам проходило 35353 подсудимых. Из них 10006 были полностью оправданы (почти одна треть). Большая часть из них приговаривалась к аресту (т. е. краткосрочному заключению типа современного административного ареста) — 40,8%. К заключению в крепости приговаривалось 34,6% осужденных, в тюрьме — 7%. Лишь 4,5% отправлялось на каторгу.

4 сентября 1906. Отправка заключенных из Петропавловской крепости в Сибирь. Парвус и Дейч в центре.

Кстати, речь идет о периоде подавления революции 1905 года, когда на улицах шли реальные городские бои и каждый день убивали людей. До и после него количество осужденных было значительно ниже.

За эти 6 лет к заключению в крепости было приговорено 8752 человек, в среднем примерно 1458 человек в год. В тюрьме оказалось 1174 человека или примерно 195 человек в год. Наибольшее число осужденных приговаривалось к аресту — 10312 человек за 6 лет или в среднем 1718 человек в год.

Но у этого вида наказания были свои нюансы. Арестованные отбывали его не в тюрьмах и не в крепости, а в арестных домах. Сидели там в основном за мелкие преступления — хулиганство, побои и т. п. Предельный срок ареста не мог превышать шести месяцев. Условия наказания были значительно мягче тюремных, фактически это было нечто типа современного административного ареста, но чуть дольше по времени.

Резюмируя, классическими политическими заключенными следует признать отбывавших наказание в крепости и тюрьме, в условиях, приближенных к современным российским. Среднее ежегодное число этих политических заключенных в период подавления революции составляет примерно 1653 человека. В остальные периоды оно было ниже.

В настоящее время в России, согласно данным «Мемориала», насчитывается 102 политических заключенных. Однако в это число не входят осужденные по т. н. «антиэкстремистским» статьям типа 282-й, которые в настоящее время чаще всего и играют роль политических. По данным «Совы», в 2016 году за публичные экстремистские призывы в интернете было осуждено 198 человек. Сюда не входят джихадисты-исламисты (идут по призывам к террору, к тому же их число невелико и статистика не пострадает). Из них 39 человек приговорены к реальным срокам, 82 к условным, остальные оштрафованы или получили исправительные работы. В предыдущие годы число дел было выше, но совсем незначительно.

Итак, число политических заключенных в Российской Империи действительно было выше, чем сейчас. Но стоит учесть четыре немаловажных нюанса.

Во-первых, данные цифры приходятся на период подавления революции 1905 года, когда на улицах шли реальные городские бои и ежедневный террор. Сейчас же событием федерального масштаба считается и митинг с шариками на сто человек. До революции 1905 года в Российской Империи число политических заключенных было сопоставимо с современным (несколько десятков/сотен человек).

Во-вторых, численность населения Империи была почти на 30 миллионов выше, чем сейчас.

В-третьих, подавляющее большинство политических заключенных дореволюционного периода были большевиками и эсерами. То есть представителями партий, которые непосредственно участвовали в уличном терроре. Это члены террористических организаций, а не студенты или пенсионеры, репостящие демотиваторы в социальных сетях.

В-четвертых, вообще-то прошло сто с лишним лет, времена немного изменились. Существование политических заключенных в современных развитых странах осуждается, к тому же подписаны десятки всевозможных конвенций, деклараций о правах человека и свободе слова и т. д.

6. Условия содержания в тюрьмах были жестокими. Политические заключенные сидели вместе с уголовными. Террор уголовных против политических, который мы знаем по сталинскому времени, существовал и тогда, до революции.

Весьма странный тезис. Прекрасно известно, что до революции политические и уголовные были разведены и никаких данных об уголовном терроре в мемуарах каторжан и арестантов не удается отыскать. Напротив, положение уголовных каторжан было значительно худшим, чем политических, им не полагалось никаких льгот. Политические и уголовные сидели вместе лишь в экстренных случаях, как в период подавления революции 1905 года, когда они пересекались в Орловском централе, но это было временной мерой, связанной с переполнением тюрем.

Владимирский и Орловский централы

Тюрьмы никогда не были санаториями, но условия для политических были весьма мягкими даже по нынешним представлениям. Политические каторжане не занимались принудительным трудом, начальство обращалось к ним на Вы, по негласным традициям политических не подвергали некоторым дисциплинарным наказаниям, в частности, порке розгами. 

Cеверокорейцев заменят узбеками, Крым проведет дни татарской культуры в Турции, прокуратура и СК весь год будут сажать школьников

К федеральной программе «Таджик — в каждое село» вскоре добавится федеральная программа «Дальневосточный узбек». Дело в том, что новая резолюция ООН 2375, устанавливающая чрезвычайно строгий санкционный режим для КНДР, серьезно ограничивает экспортные возможности Пхеньяна, в том числе и в вопросе экспорта рабочей силы. Международное сообщество попросило у РФ не удовлетворять прошения о разрешении на работу от 25 тысяч граждан КНДР. Северокорейский режим, безусловно, братский, однако Российская Федерация — государство ООНобоязненное. Прошения отклонили. Но РФ есть РФ, без мигрантов ее ломает как героинщика. К счастью, на выручку всегда готов прийти братский Узбекистан (в вопросе поставок героина, кстати, тоже). Врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко уже достиг предварительных договоренностей с консулом Узбекистана. И скоро тысячи солнечных улыбчивых узбеков хлынут на Дальний Восток. Везя с собой все атрибуты счастливого сосуществования: от СПИДа до терроризма.

С Дальнего Востока переместимся в многонациональную Республику Крым. Как мы все знаем, Крым — родина разделенного крымско-татарского народа. Помимо Российской Федерации крымско-татарский народ проживает в братской (для означенного народа) Турции. Поэтому за счет российских налогоплательщиков представители народа отправятся в Анкару, где вместе со своими соплеменниками поучаствуют в культурных мероприятиях, посвященных крымско-татарской культуре. Как заявил вице-премьер крымского правительства Георгий Мурадов:

...Далее...

Русский календарь: 13 января 1813 года. Штурм Ленкорани

13 января 1813 года русский отряд под командованием генерала Котляревского штурмом взял крепость Ленкорань, чей гарнизон существенно превосходил по численности атакующих. Штурм Ленкорани стал одним из самых ожесточенных сражений русско-персидской войны.

Предлогом для начавшейся в 1804 году войны послужило включение в состав Российской Империи Грузии, что разозлило персов. Война оказалась затяжной. Россия не могла отрядить для участия в боевых действиях значительные силы, поскольку не могла уйти с европейских театров военных действий.

Значительную роль в кавказской компании играл Петр Котляревский. Человек отчаянной храбрости, абсолютно неустрашимый командир. Он всегда лично принимал участие в сражениях, был ранен бесчисленное количество раз и всего за десять лет службы дослужился от сержанта до генерала, которым стал в 29 лет.

Военной карьерой Котляревский был обязан Ивану Лазареву — одному из первых покорителей Кавказа. Лазарев в свое время случайно познакомился с юным 14-летним Котляревским в Харьковской губернии и уговорил его выбрать военную карьеру. В дальнейшем Котляревский служил адъютантом у Лазарева, пока тот не был убит грузинской царицей.

В конце декабря 1812 года отряд Котляревского выдвинулся к Аркиванской крепости, намереваясь ее взять. Однако персы оставили крепость. Хотя за ними была отправлена погоня, большей части гарнизона удалось уйти. К этому моменту персы, воспользовавшись наступлением Наполеона, активизировали боевые действия против незначительных русских сил и заняли несколько крепостей.

...Далее...

Украинцы бегут в Европу от русских угнетателей и что из этого получается

Тяжела украинская жизнь под стальной пятой российского агрессора! Отобрали Крым, а вместе с Крымом забрали и военную технику — радостно сдающиеся оккупантам украинские военнослужащие (которые теперь служат в армии российской) о ее эвакуации на материковую часть Незалежной не озаботились. Чуть ли не третью часть российский агрессор незамедлительно передал ВСУ в течение 2014 года, когда еще шли активные боевые действия — 2036 единиц военной техники. Но в Крыму все еще остается 4881 единица, находящаяся в собственности ВСУ. И это не только автомобили, там 349 единиц ракетно-артиллерийского вооружения, 172 танка, 13 самолетов, восемь ЗРК (включая «Бук»), один дивизион С-300 и 17 кораблей (включая подводную лодку, три корвета и крупное десантное судно). Причем корабли на плаву поддерживала российская сторона, за свой счет, естественно. На каждый корабль выделили команду матросов, которая занималась их обслуживанием. Ни за ремонт, ни за обслуживание, ни за воду, ни за электричество украинцы не платили.

Сейчас Владимир Владимирович, лучший друг украинских военных, объявил о намерении передать всю технику украинской стороне на безвозмездной основе. Зачем? Мирное урегулирование конфликта на Донбассе. Не спрашивайте, просто не спрашивайте. Это еще один ход в хитрой многоходовочке стратегического гения. Примерно как в 1941-м передать вермахту пару танковых дивизий, чтобы избежать прорыва фронта. Хитро! Украинская сторона, правда, от таких подарков не в восторге. Во-первых, теперь за содержание всего этого добра придется платить. Во-вторых, натерпелись уже интриг от Владимира Владимировича. Сейчас танков надарит, ВСУ в наступление пойдут, а ополченцы эти танки опять на металлолом пустят. Всё просчитано!

...Далее...


О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.2024