Буря над Индией: восстание сипаев 1857 года. Часть VI

Ранее: часть V

1857 год застал Николсона в Пешаваре. Пешавар был самым что ни на есть ключевым округом всей Северо-Западной границы. Он контролировал вход в Хайберское ущелье — основную транспортную артерию между Афганистаном и Пенджабом. Сам Пешавар традиционно был афганской территорией — пока его не захватил и не интегрировал в свою державу Ранджит Сингх, махараджа Пенджаба. От него Пешавар по наследству перешел к англичанам. Именно здесь сконцентрированы наиболее крупные военные силы в Пенджабе, именно сюда назначали на административные должности наиболее надежных и проверенных людей. При новом главе Административного совета в Пенджабе, Джоне Лоуренсе, эти роли выпали той же самой блестящей и эксцентричной паре, которая уже сполна показала, на что она способна, в «проблемном» округе Банну — Герберту Эдуардесу (комиссионер) и Джону Николсону (помощник комиссионера).

...

Молодой, совершенно неопытный прапорщик по имени Фредерик Робертс, только что прибывший из Англии, как раз в это время получил назначение в Пешавар. Его поселили в бунгало, расположенном, как выяснилось, по соседству с жилищем Николсона, и вскоре они познакомились (как оказалось, они тоже были земляками-ольстерцами). Николсон к тому времени был уже овеянным легендами «Никал Сейном», Фред Робертс — зеленым юнцом, поэтому не удивительно, что в старшем товарище он нашел своего героя и свой идеал на всю оставшуюся жизнь. Много лет спустя он напишет в своих мемуарах: «Николсон произвел на меня более сильное впечатление, чем какой бы то ни было человек, которого я встречал когда-либо до или после… Он был блестящим идеалом солдата и джентльмена». Этому юношескому восторгу было суждено сыграть свою роль в судьбах Британской империи.

11 мая 1857 года Эдуардес и Николсон обедали вместе, когда запыхавшийся ординарец принес срочную телеграмму, только что полученную из Дели. Телеграмма была адресована «всем станциям Пенджаба» и сообщала о мятеже в Мируте. Эдуардес немедленно вызвал к себе бригадира Сидни Коттона, командующего Пешаварской бригадой, и отправил вестового к Невиллу Чемберлену, находившемуся неподалеку, в Кохате. Николсон тем временем отправился в офицерскую столовую и предупредил всех, чтобы новость держали в тайне. Вокруг было слишком много сипаев, в лояльности которых он сомневался.

На следующее утро, 12 мая, собрался военный совет в составе Эдуардеса, Николсона, срочно прискакавшего Чемберлена и Коттона. Фред Робертс вел стенограмму. Слово решительно взял Николсон. Он заявил, что уже давно чувствовал — в Бенгальской армии зреет мятеж. Россказни о смазке для патронов, о загрязненной муке, все прочие недовольства, на которые указывают бунтовщики — все это полная чушь, не имеющая никакого значения. «Я давно уже присматривался к нашим сипаям, и я убежден, что они просто ждали повода, чтобы померяться с нами силами».

Николсон замолчал и обвел присутствующих пристальным взглядом. «Мятеж подобен оспе. Он распространяется стремительно, и должен быть подавлен так быстро, как только возможно». Главная задача сейчас — предотвратить вспышку в Пенджабе, где сконцентрировано наибольшее количество войск. С этой целью необходимо немедленно создать специальную «подвижную колонну» — высокомобильное соединение, состоящее из отборных войск, которое должно будет действовать как пожарная команда, стремительно перемещаясь по провинции и гася любые возможные выступления в зародыше. Те из восьми полков туземной пехоты, находящихся в Пешаваре, которые вызывают подозрения, следует отправить поодиночке на отдаленные второстепенные станции, где они, даже взбунтовавшись, смогут причинить меньше вреда. Наименее надежными являются войска, набранные из индусов высоких каст. Опираться надо на сикхов и пуштунов. Поэтому нужно незамедлительно начать набор дополнительных иррегулярных частей из них. Сам Николсон и Коттон в данный момент нужны в Пешаваре, поэтому командование подвижной колонной придется принять на себя Чемберлену.

План Николсона был принят единогласно. В подвижную колонну под командованием Чемберлена включили следующие иррегулярные части: пехоту и кавалерию Собственного Ее Величества корпуса гидов, «стрелков Кока» и еще три эскадрона иррегулярной конницы (одним из которых командовал Чарльз Николсон — младший брат Джона). Кроме того, в нее вошли два регулярных британских пехотных полка (армии Ее Величества) — 17-й и 24-й. Авангардом колонны было предназначено стать Гидам — первой по времени формирования и наиболее прославленной иррегулярной части в Пенджабе, набранной преимущественно из пуштунов (знаменитые стихи Киплинга про «Запад есть Запад, Восток есть Восток» описывают именно Гидов).

13 мая Генри Дейли, командующий Гидами, получил приказ выступать в Ноушеру. Гиды прибыли туда к полуночи, но передохнуть им не дали — уже ждал новый приказ: выступать форсированным маршем к форту Атток на Инде (тому самому), чтобы обезопасить ключевую переправу. Стоял самый жаркий и сухой месяц в Северной Индии, к тому же только что начался Рамадан, во время которого мусульмане соблюдают пост — ни грамма пищи и ни капли воды до захода солнца. В сравнительно мягком климате средней полосы России это выглядит не особо страшно, но в Индии дневная температура в это время года нередко приближается к 50 градусам Цельсия. Военная служба и погодные условия нисколько не смущали верующих. Однако репутация Гидов родилась не на пустом месте — это были действительно железные люди. Спустя 24 часа после занятия Аттока, когда прибыли основные силы во главе с Чемберленом, они были брошены дальше — на Лахор. Единственное послабление, которое они смогли себе позволить — это дождаться темноты и позавтракать (после захода солнца, как положено во время поста). Их командующий-англичанин использовал это время, чтобы искупаться в Инде. В два часа пополуночи Гиды (часть была смешанной, состояла из трех эскадронов конницы и восьми пехотных рот) снова выступили.

К 18 мая они достигли Равалпинди, где по удачному стечению обстоятельств оказался глава Административного совета. Чемберлен догнал их на легкой повозке и, пользуясь случаем, устроил еще один импровизированный военный совет. Сэр Джон обрисовал подчиненным общую ситуацию в Индии. Положение было, прямо скажем, невеселое. Всего на субконтиненте находилось не более 28 тысяч британских солдат. И далеко не все войска были готовы немедленно принять активное участие в операциях.

Повстанцы страдали от плохого командования, но и британцы были не на пике формы. Викторианская эпоха — время, когда офицерский состав англичан был очень неоднороден, часто допускал проволочки, нерешительность, что проявлялось во многих крупных сражениях всё столетие — вспомните Крымскую войну. Пенджаб был алмазом среди песчинок — сэр Джон Лоуренс, человек решительный и жестокий, окружил себя деятельными помощниками, воспитанными еще его братом.

Мятеж стал звездным часом для «молодых людей Генри Лоуренса». Действовали они без колебаний. Так, комиссионер Компании в Лахоре, Роберт Монтгомери, едва получив первую телеграмму о вспыхнувшем восстании (момент, когда многие другие начали бы запрашивать подтверждения и выяснять подробности), тут же приказал всему европейскому населению города переместиться в форт, а затем на всякий случай разоружил шеститысячный туземный гарнизон. Сам Джон Лоуренс направил главнокомандующему (на тот момент это был уже сэр Генри Барнард) телеграмму следующего содержания: «Действуйте без промедления, направляйтесь к месту с любыми европейскими частями, какие есть в наличии, и опасность исчезнет. Только дайте ей время, и пожар расползется по всей стране».

По результатам военного совета, Чемберлен остался в Равалпинди — дожидаться, когда подтянутся остальные силы его подвижной колонны. Гидов во главе с Дейли снова бросили вперед. Их целью теперь вместо Лахора была назначена Амбалла, где генерал Энсон как раз собирал силы для марша на Дели. Присоединиться к нему они, правда, не успели. Догнать основные силы им удалось лишь 9 июня, на следующий день после занятия англичанами Хребта Дели. Они оказались первой пенджабской частью, присоединившейся к Полевой армии Дели — но это было лишь начало.

Николсон оставался в Пешаваре. Но о безопасности не могло быть и речи — в туземных частях беспрерывно ходили разговоры о бунте. Пуштуны, на которых Николсон возлагал большие надежды, пока не горели желанием служить британцам. Тревожные новости продолжали поступать со всех сторон. 21 мая пришло донесение разведки, согласно которому четыре из восьми полков Бенгальской армии Пешевара уже находились на грани открытого мятежа, ожидая лишь удобного повода. Лавину могло обрушить что угодно.

В ту ночь Николсон и Эдуардес легли спать полностью одетыми, положив рядом с кроватями сабли и пистолеты. В полночь их разбудил гонец от командующего военной станцией в Ноушере. Взбунтовались сипаи трех стоявших там туземных полков. Новость еще не достигла гарнизона в Пешаваре, но это было вопросом времени. Николсон и Эдуардес тут же помчались в бунгало бригадного генерала Коттона, разбудили его и потребовали на рассвете разоружить все четыре полка, внушавших подозрения.

Коттон тут же вызвал к себе командующих всех частей гарнизона — как туземных, так и английских. Последовала абсолютно типичная сцена, повторявшаяся раз за разом на протяжении всего мятежа: офицеры-англичане отказывались верить в измену своих сипаев, горячо отстаивали их непоколебимую надежность и преданность, протестовали против их разоружения, даже угрожали неизбежным бунтом, если у их солдат все же попытаются отобрать оружие. Повторялись одни и те же аргументы, будто заученные наизусть. Однако Николсон был готов: в ответ он спокойно выложил на стол перед возмущенными офицерами целый веер перехваченных писем и донесений разведки. Там были конкретные имена и конкретные подписи. Это осадило наиболее воинственных защитников несправедливо обиженных сипаев, а бригадир Коттон решительно подвел итог спору: «Никаких больше обсуждений, джентльмены! Это мои приказы, и они будут выполнены».

Встреча завершилась в шесть утра. Через час полки были выстроены на плацу, причем два английских полка (70-й и 87-й пехотные) заняли замыкающие позиции с двух концов, вместе со всей имевшейся британской артиллерией в полной боевой готовности. Далее Николсон с одного конца и Коттон с Эдуардесом с другого начали объезжать построение туземных полков. Их сопровождало по эскадрону иррегулярной конницы, а следом тащились пустые артиллерийские повозки для боеприпасов. Подъезжая по очереди к каждому полку, они просто отдавали приказ выйти вперед и сложить оружие. Застигнутые врасплох и годами приученные выполнять приказы автоматически, сипаи повиновались. Офицеры туземного кавалерийского полка побросали в повозку свои сабли вместе с оружием своих людей, а следом — и шпоры. У многих из наблюдавших процесс англичан (того же Эдуардеса) это вызывало сочувствие, но сомнений не было. Неважно, насколько лояльны отдельные бойцы — во время бунта они или присоединились бы к бунтовщикам, или погибли.

Наконец, на плац вывели субадар-майора 51 Бенгальского туземного пехотного полка, автора тех самых перехваченных писем, которые демонстрировал Николсон. В письмах он сообщал сипаям другого полка, 64-го, что восстание намечено на 22 мая, и призывал присоединиться к нему. Поняв, что раскрыт, виновный бежал на племенную территорию пуштунов. Однако вождь племени африди решил, что законы предоставления убежища к данному конкретному случаю неприменимы, и вернул беглеца от греха подальше заместителю комиссионера Компании. Вот здесь сыграла свою роль репутация, заработанная Николсоном у пуштунов! Тут же, на плацу, был устроен короткий военно-полевой суд. Осужденного провели перед строем каждого из туземных полков, а потом повесили на всеобщее обозрение, в назидание гарнизону.

Эффект был немедленным и заметным. Не успело построение завершиться, вокруг свиты Лоуренса появились и стали кружиться, словно назойливые мухи, десятки «важных людей» — окрестных племенных вождей и землевладельцев. Еще вчера их трудно было разыскать даже при необходимости, а теперь они наперебой спешили засвидетельствовать свое почтение. Тяжелая, гнетущая атмосфера зловещего «саспенса», висевшая над городом, мгновенно рассеялась самым чудесным образом — «будто прошла освежающая гроза», как напишет потом в письме Герберт Эдуардес. На волне внезапно проснувшегося энтузиазма бойко развернулась вербовка добровольцев в иррегулярные части — в которые еще вчера мало кто записывался.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.17

Twitter ноября 22, 01:37
5.11.17: Поехавший Мальцев и его Бездарная революция (Романов Роман) http://ift.tt/2iG4Qmq

Twitter ноября 21, 20:47
Зэмлык артэ: 5.11.17 обделалисьбольше визгу было http://ift.tt/2jJ8rDj

Twitter ноября 21, 17:47
Liudmila Kutsenko: Всем привет! Вот у меня закралась такая идея. Либо я капитан очевидность либо как тот чинга чгук… https://twitter.com/i/web/status/933029046132363264

Twitter ноября 21, 17:47
iamMoonwalker: 5.11.2017 версия 2? Ну-ну) Кто новый вожак? Бородатого спихнули уже? http://youtube.com/watch?v=iYMYuMSG-h4&lc=z22gt15j5z3mjhto104t1aokg3p1zvmotgcahvh54agjrk0h00410.1511268360196321

Twitter ноября 21, 17:47
Jerome Smith: Русские опоздали на 5.11.2017. Пусть терпят терпилы. http://youtube.com/watch?v=oVMOo9TDl4U&lc=z22btfsxzzeidfz1aacdp43amgnkqzr4yk0sp3tlzb5w03c010c.1511275487845205

Twitter ноября 21, 15:27
5.11.17: Из СтивенсонаИз вереска напиток слабей, чем самогон.Йому борща не трэба и сала с чесноком.Два карлика жест… https://twitter.com/i/web/status/932993877530894336

Twitter ноября 20, 21:17
5.11.17: Путин: «Мы сохраним для всех этот либеральный режим, который, на мой взгляд, является одной из фундаментал… https://twitter.com/i/web/status/932719686877360128

Twitter ноября 20, 21:17
Олег Чемпионов: 5.11.17 щ http://youtube.com/watch?v=KBfhVXZ7wX8&lc=z22vip1y3wzkuj5py04t1aokgd5jtsn2bpja0tmyeqomrk0h00410.1511206430346070

Twitter ноября 20, 21:17
5.11.17: Обращение пРезидента Влаг Цепиша к Федеральному Собранию дрищей Бандерлоги – это самое лучшее, что есть на… https://twitter.com/i/web/status/932719685052878849

Twitter ноября 20, 16:57
5.11.17: В Интернете гадят КГБшные говнюки, маскирующиеся под украинцев, под евреев, под мусульман, под русских.В И… https://twitter.com/i/web/status/932654119743082496

Подпишись в Твиттере