Что случилось с экономикой 5

В этом еженедельном экономическом дайджесте «Спутника и Погрома»:

— Медвежье пиршество: назревшая коррекция на американских фондовых биржах, возможно, началась.

— Переходим на отечественное ПО: корпорация Oracle больше не будет предоставлять свои продукты российским госкомпаниям.

— Капитан Стратегической Очевидности: ЦСР Кудрина представил доклад о необходимости сокращения доли государства в экономике.

— Бедные нам не нужны: как вице-премьер по социальной политике предложила заменить людей машинами.

В прошлом году читатели часто оставляли комментарии с призывами дать рекомендации о том, как сохранить и приумножить личные финансы. Хотя я продолжаю считать это выходящим за рамки экономического обзора, а тем более не являюсь финансовым аналитиком, в январском выпуске я позволил себе дать некоторые рекомендации. Перегрев американского фондового рынка для сторонников фундаментального анализа был очевиден уже давно, так что эксперты ожидали серьезной коррекции во второй половине 2018-го или первой 2019 года. Однако Мистер Рынок никогда не бывает предсказуем, поэтому если вы сделали ставку на любой защитный актив вроде валюты или облигаций, то смело можете поздравить себя с верным решением, потому что 2 февраля ожидаемое падение всё-таки началось.

Разумеется, пока рано говорить, является ли затянувшаяся на всю неделю коррекция полноценным и всеобъемлющим медвежьим рынком, но уже сейчас всё внимание финансового мира приковано именно к этому событию. Как сообщает РБК, совокупное за период падение основных американских индексов Dow Jones и S&P500 составляет 10%, причем в среду зафиксировано самое резкое снижение за всю историю. Паника среди спекулянтов быстро распространяется и на остальные мировые рынки, потому немецкому DAX, французскому CAC, китайским и гонконгским биржам также не удалось удержаться от падения курсов акций. Та же тенденция происходит сейчас и на Московской бирже. Причин для обвала подобрали уже несколько — тут и данные о безработице в США, и резкое падение курса биткоина, и ожидание ужесточения политики Федеральной резервной системы. Разбираться в том, что именно стало катализатором, нет ни смысла, ни пользы — ведь основная причина потерь всё равно всегда будет в том, что крупные инвестиционные фонды не желают получать прибыль ниже рыночной, а потому вкладывают огромные средства в «акции роста», раз за разом вызывая сначала их перегрев, а потом переоценку.

Что это значит для экономики РФ? Ничего хорошего. Негативная тенденция традиционно перешла и на сырьевые рынки, а потому нефть начала своё закономерное падение. Баррель марки Brent просел со стабильных весь январь значений в районе $70 до $64, предсказуемо потянув за собой и курс российской национальной валюты. С минимальных 56–56,5 рублей за доллар он уже подскочил до 59 рублей и, очевидно, будет падать и дальше, как только не найдет оптимальное для любителей carry trade значение. Впрочем, плечо для спекуляций сокращается с каждым новым заседанием ФРС и ЦБ России, которые пока медленно сужают разрыв между ставками. Мадам Набиуллина, скорее всего, хорошо понимает поддерживающий эффект этих операций для рубля, поэтому очень вероятно, что решение о минимальном снижении ключевой ставки на 0.25 п. п. в пятницу будет последним такого рода на ближайшие несколько заседаний, даже несмотря на обратную риторику регулятора. Повторюсь — мы рассматриваем ситуацию, где коррекция на мировых рынках продолжится. Определенное позитивное влияние окажут и ежедневные покупки валюты Минфином, однако переломить негативную тенденцию министерство, разумеется, не в состоянии.

Что делать простым русским людям, которые не желают потерять деньги в грядущий шторм? Во-первых, помнить, что на сегодняшний день ничего фатального не произошло и высока вероятность, что через месяц мы уже забудем о февральской панике как о страшном сне. Во-вторых, стараться избегать паники самим и хранить сбережения в инструментах, указанных в самом начале раздела. В-третьих, по возможности изучать стоимостное инвестирование и в «ужасные кризисы» радоваться распродажам акций, которые Мистер Рынок наконец-то соизволил предложить вам по привлекательной цене. Именно так всегда реагировали Оракул из Омахи и его благословенный учитель Бенджамин Грэм — оба дожили (а первый всё ещё жив, да) до преклонных лет и оставались правы в большинстве изначально спорных моментов на финансовых рынках. А с позиции русского националиста, желающего скорейшего краха путинской системе, можно вовсе устраивать праздник — в случае прихода настоящего, большого и злого медведя запаса прочности у неё вполне может не хватить.

Многие знают корпорацию Oracle — это один из ключевых поставщиком программного обеспечения для множества сфер бизнеса во всём мире. На Oracle в России было особенно модно переходить в конце нулевых и начале десятых, свои бизнес-процессы через продукты компании оптимизировали в основном государственные компании — не в последнюю очередь потому, что только у них были на это деньги. Однако с момента охлаждения отношений между РФ и Западом возникла опасность использования зарубежного ПО, ведь в любой момент ожидались новые санкции. РФ поспешно начала поддержку разработок собственных аналогов, расплодились модные и инновационные российские решения вроде Astra Linux от «Русбитеха», которым недавно в приказном порядке начали замещать Windows в правительстве. Последствия таких скачков для качества государственного и корпоративного управления в России в будущем обязательно станут темой для десятка научных работ, а судьба отечественных разработчиков в случае нормализации отношений с прогрессивной частью человечества остается открытым вопросом. Но сейчас мы имеем то, что имеем — студенты специальностей «Математическое обеспечение» и «Фундаментальная информатика» благодарят Бога, родителей и корпорацию Oracle, которая с 29 января присоединилась к санкциям против РФ.

Как сообщает «Ъ», американские коллеги ещё в середине прошлого месяца уведомили своих партнеров из «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла» и «Сургетнефтегаза», что они намерены отказать им в дальнейшем предоставлении услуг пользования программным обеспечением. Условия проще некуда — полный запрет на покупку ПО для новых проектов и ограничение изменений или продлений условий пользования для старых. Исключения сделаны только для финансовых департаментов — бухгалтеров и аналитиков это не коснется, они продолжат использовать зарубежные системы для аудита и подсчёта. В целом же санкции Oracle коснутся 283 предприятий, в основном это «дочки» вышеперечисленных российский государственных корпораций. Масштабы возможных проблем для нефтегазовой отрасли пока никто назвать не может, однако отдельные эксперты в IT говорят, что американские системы баз данных и решений используются в 30–40% случаев, а в отдельных областях вроде геологии доля доходит и до 90%. Дистрибьюторы, конечно, пытаются делать хорошую мину, заявляя о возможности обойти санкции законным путем, но соблюдать статус-кво становится всё сложнее и сложнее.

В случае расширения жесткого сценария нужно признать, что у РФ пока нет альтернативы. Даже большинство федеральных информационных системы работают на зарубежных продуктах, доля же отечественного софта не превышает 3% — в случае квазичастных компаний российские системы вообще являются редким исключением. К такой «информационной зависимости» федеральные стратеги привели себя сами — малый бизнес же, ограниченный в средствах и работающий в основном дома, успешно пользовался услугами «1С», «Галактики» и других нишевых российских разработчиков. Теперь же, когда угроза стала реальностью, создавать собственные системы с нуля будет очень сложно и дорого — наглядно и откровенно смешно смотрится пример с той же Astra Linux, которой пришлось разрабатывать даже собственные шрифты, потому что владелец популярных и обязательных по закону Times New Roman, Arial и других запросил за права на них в 50–100 раз больше обычного. Лучшей иллюстрации к «цифровой экономике РФ», чем выделение бюджетных денег на дизайнеров, рисующих шрифты, «максимально похожие на вордовские, но другие», трудно и представить. Словом, очередное импортозамещение, которое мы заслужили.

В понедельник на сайте Центра стратегических разработок появился новый доклад, озаглавленный как «Госсектор экономики: инерция или эффективность?». Несмотря на название, авторы сразу делают очевидные и верные выводы о неэффективности государства как собственника. С множеством ссылок доказываются тезисы о всегда меньшем количестве издержек в частных компаниях, об отсутствии у государственных корпораций стимулов развития, о необходимости рыночной конкуренции — словом, о том, что и без лишних пояснений ясно человеку, познакомившемуся с курсом экономики в школе или университете. Авторы задаются вечным вопросом «Что делать?» и становятся перед дилеммой — либо инерционное развитие с нынешним усилением государства, либо политика разгосударствления, подразумевающая постепенный уход чиновников из бизнеса. Справедливо подчеркивается, что выбрать второй вариант возможно только волевым политическим усилием. Но, допустим, оно созрело. Какой теперь план, Кудрин?

Довольно подробные меры указаны в пятом разделе доклада, состоящем из нескольких блоков. Можно выделить следующие действия, предлагаемые ЦСР: установление целевой функции; приватизация как приоритет; определение стратегического ядра; ограничение нового разрастания государства в будущем. На этот раз кудринцам удалось подойти к проблеме достаточно конкретно, так что стоит даже зафиксировать для читателей интересные предложения. Во-первых, в докладе предлагают обратиться к массе ФГУПов и четко установить их целевую функцию — то есть что это предприятие вообще делает в структуре государственного имущества и почему его необходимо оставить в ней или поскорее продать. Во-вторых, обозначить приоритет приватизации для большинства организаций — то есть решение о приватизации принимается как базовое и реализуется на региональном уровне, а вопрос сохранения в государственной собственности решается только в исключительном порядке, возможно, через президента РФ. В-третьих, совершенствование законодательной базы для ускоренной приватизации через механизм электронных торгов — больше никакой долгой рыночной оценки, согласований через федеральные ведомства или ограничений на размеры пакета. В-четверых, сохранение небольшого (50–100 АО с нынешних полутора тысяч) ядра компаний, подконтрольных государству, причем с максимальной долей РФ в размере 50% + 1 акция. Обязательное проведение IPO таких открытых обществ, скорейший переход на МСФО и развитие корпоративного управления с институтом независимых директоров и прозрачным механизмом премирования менеджмента — словом, страховка на будущее от очередного разрастания власти чиновников и методов их ведения дел на сферу бизнеса.

Кроме перечня мер доклад также рассматривает проблемы и риски, неизбежно существующие в текущем положении экономики России. При формальном подходе к проблеме и приватизации без четкого плана существует риск так называемой «псевдоприватизации» — перераспределение активов и усложнение, смешение собственников, но при этом с сохранением фактического контроля у тех же лиц. Это наихудший вариант, когда организационно-правовая форма может стать полной формальностью, в то время как управление предприятием будет осуществляется прежними людьми в полном «ручном режиме». Второй риск связан с видением будущего компаний у нынешних и будущих собственников. Лишенное возможности прямого управления государство ставит себя в положение только проверяющего по отношению к новому владельцу — что никак не похоже на современную РФ. На такой почве относительно неразвитых формальных механизмов регулирования (когда дела решаются в деловой переписке между менеджером и чиновником, а не на яхте между олигархом и министром во время рыбалки) могут возникать новые конфликты, интенсивность который в состоянии и развернуть процесс. Для минимизации всех этих рисков авторы доклада призывают придерживаться двух принципов — безусловной необходимости приватизации и постоянного совершенствования нормативной базы. Звучит это достаточно разумно, однако на деле для человека, более-менее причастного к государственному управлению в РФ, выглядит как фантастика — предлагают провести титаническую работу с сохранением стабильности всей системы в условиях денежного голода. Единственное, чего авторы доклада не пожалели, так это времени — план перехода рассчитан до 2035 года. Об экономическом эффекте в твердых цифрах, разумеется, пока тоже ни слова — вряд ли кто-то всерьез верит, что доклад будет реализован на практике.

На этой неделе в отеле The Ritz-Carlton в Москве проходит «Неделя российского бизнеса», организованная РСПП. Мероприятие посетили все мало-мальски ключевые фигуры начиная от президента РФ Владимира Путина и заканчивая скромным узбекским предпринимателем Алишером Усмановым. Господин Шохин традиционно раздавал награды «Лидерам российского бизнеса», а главным событием, разумеется, стала презентация доклада «О состоянии делового климата в России в 2014–2017», подготовленная Союзом. Взгляд РСПП, в отличие от оценок Минэкономразвития, со всеми натяжками может считаться все-таки взглядом бизнесменов — а им явно есть что сказать, особенно в свете множества конфликтов и неоднозначных решений всего кризисного периода.

Понимая невозможность привести в рамках обзора весь 80-страничный доклад, перечислю вам самые острые его части. Наибольший интерес представляют опросы частного бизнеса, особенно в части взаимодействия с государством, поскольку это позволяет взглянуть на ситуацию изнутри. Лучшей мерой поддержки бизнесмены по-прежнему считают налоговые льготы — их на первое место поставили 62,2% опрошенных, в то время как популярные у чиновников способы — кредитование проектов институтами развития, финансирование через гранты или вхождение в капитал одобряют максимум в 20% случаев.

Вообще о всевозможных фондах поддержки бизнеса, несмотря на долгую и постоянную историю их функционирования, предприниматель знать особенно не хочет — вариант «хорошо знают» здесь набирает максимум 35% — так «хорошо» осведомлены предприниматели о Фонде поддержки малого и среднего бизнеса в их регионе. А если частный сектор и прибегал к услугам институтов развития, то чаще всего это было пассивное участие — на организованных соответствующим институтом выставках. Почему так происходит? Почему обилию (а если пересчитать все корпорации поддержки-помощи, то их выходит вполне внушительное количество) институтов бизнес предпочитает банальный налоговый вычет? Судя по ответам самих предпринимателей, главная проблема государственных помощников — бумажная волокита взамен реальной помощи. Более 40% охарактеризовали это как «сложные процедуры получения и отчетности», ещё 38% — как «неадекватные требования и критерии предоставления поддержки», ещё 20% согласны с «отсутствием актуальной информации о работе институтов развития» (и это правда, потому что приоритеты, планы и квоты меняются там в невообразимом потоке чехарды), наконец, ещё 8% «не доверяют государству в любой форме». Интересно, что никакой динамики с 2014 года в изменении этих ответов не наблюдается — она плавает в рамках нескольких процентов, заметно обострившись в негативную сторону только в 2015 году. В общем, если у вас есть время, рекомендую ознакомиться — это тот случай, когда цифры красноречиво подтверждают стереотипы, и в случае спора с этатистами их можно легко использовать.

Помимо доклада особый интерес вызвало выступление Ольги Голодец, где вице-премьер рассказала о влиянии повышения МРОТа на трудовую политику. Как сообщает РБК (по ссылке есть полная цитата, это самый сок), Голодец назвала это «цивилизационным решением», которое должно стимулировать бизнес воспользоваться моментом и отказаться от неквалифицированных рабочих мест, не развивающих российскую экономику. Напомню, что в масштабах страны речь идёт об изменении оплаты на три-четыре тысячи, а уволить неквалифицированных рабочих и заменить их машинами (нет, ну так и сказала!) предлагает не Илон Маск, а ответственный за социальную политику государства! К чему приведёт отказ от регистрации «мест с нулевой квалификацией», кроме новых завозов современных моделей таджиков и киргизов, представить сложно. О концепции learning by doing, которую всё чаще вынужден использовать бизнес в отсутствии качественного образования и постоянно меняющихся требований к соискателям, вице-премьер, очевидно, не слышала вовсе. «Рабочие места, которые не требуют квалификации, не представляют интереса», — спасибо, Ольга, достаточно.

Фондовая биржа привлекает повышенное внимание; отечественные разработчики ПО получили много работы; Кудрин предлагает приватизировать, но аккуратно; российский бизнес всё ещё не понимает Российскую Федерацию.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.2024