Как европейские империи управляли мусульманами. Германия

Вся серия

«Ислам представляет из себя препятствие на пути духовного прогресса, так как эта религия укрепляет фатализм, суеверия и веру в колдовство, допускает многоженство и в ней совершенно отсутствует понимание ценности физического труда»

— Карл Аксенфельд, инспектор христианских миссий в немецкой Восточной Африке, 1910

Германия была колониальной державой совсем недолго, но как говорят футбольные хулиганы, «если ты дрался, то уже не проиграл». Так и в случае немцев мы можем найти немало интересного [и поучительного] в истории их заморских владений. Но в сегодняшнем материале мы хотели бы сосредоточиться на одном аспекте их колониальной деятельности и поведать вам о том, как немецкие империалисты управляли мусульманами на захваченных ими территориях.

Как немцы создали мощную исламоведческую школу, не имея прямого выхода на исламский мир и какую роль в этом сыграли евреи? Почему немцы допускали рабство и торговлю «живым товаром» на мусульманских территориях? Какое место немецкие управленцы отводили исламу в колонизации Африки? Давайте узнаем.

Орёл и полумесяц: немцы знакомятся с исламским миром

Истоки германской исламской политики можно искать уже в эпохе Крестовых походов и императора Фридриха II, который одновременно и воевал с мусульманами, и проводил с их участием различные многоходовые комбинации (например, переселял их десятками тысяч в Европу, почти как канцлер Меркель). Впрочем, к событиям, о которых мы сегодня будем говорить, это не имеет прямого отношения, поэтому сразу перескочим в XVII век.

Тогда ничего особенного Германия в исламском мире не делала, но Лейбниц предлагал французскому королю вторгнуться в Египет (за сто лет до наполеоновской экспедиции!) и оттуда начать рехристианизацию всего Востока с целью защитить Европу от Османов. Как известно, из этого ничего не вышло, но прецедент забавный.

«Муслимтельный» процесс: известные немецкие философы об исламе

Германия заставила весь мир поверить в то, что она страна великих философов, поэтому мы просто не можем пройти мимо вопроса об отношении известных немецких мыслителей к одной из трёх авраамических религий.

Упомянутый выше Лейбниц был знатным исламофобом и прямо противопоставлял христианство и ислам. При этом он был далёк от очень популярной в Европе того времени мысли о том, что допустим союз с исламом против враждебных христианских конфессий (например, англичанин Джон Локк считал, что ислам религия хорошая, а вот католиков и атеистов терпеть никак нельзя). Со временем его взгляды смягчились, но своеобразно: если на раннем этапе он мусульман просто не любил, то позднее стал просто относиться к ним снисходительно и с презрением.

Реакцию Канта на ислам предугадать очень легко — для него эта религия была полным антиподом рационального мышления и потому явлением вредоносным.

Самый сбалансированный взгляд мы находим у не сильно широко известного (но уважаемого всеми академическими философами) Иоганна Гердера, который в личном смысле относился к исламу без предубеждений; в «общественном» считал весьма небесполезным учить детей основам ислама в школах для противостояния католическому soft power и повышению уровня осведомлённости подрастающих немцев о мире; в плане геополитическом у Гердера был чистый Realpolitik — «турки враги, ислам их религия, полностью противоположная немецкой культуре».

Гёте философом не считается, но поскольку это персонаж, знаковый для немецкой культуры и истории, то о его отношении к исламу стоит сказать пару слов. К Османской империи и её религии он относился по-разному: турок считал естественными врагами Европы (это мнение даже усилилось с началом восстания греков против Османской империи), а вот культурную компоненту ислама очень ценил и считал, что она сильно повлияла на европейскую культуру и даже может дать ей ещё больше в дальнейшем. Поэта в исламе привлекали общая «экзотичность» и традиции мистицизма. То есть у Гёте такой типичный романтический ориентализм.

Гегель смотрел на эту религию с тех же позиций, что и современный нам блогер Богемик: чуждая европейскому духу религия, полный антипод рациональной культуры. При всём при том он считал ислам религией, созданной представителями белой («кавказской») расы [потому что, по мнению Гегеля, мусульмане так легко подчинили себе чёрных и дали им какую-никакую культуру и цивилизацию], но современных ему носителей ислама считал поголовно западно-азиатами.

Маркс (основные свои труды написавший в Англии, поэтому немец он условный, но всё же) представляет пример иного отношения к исламу. Эту культуру он лично уважал настолько, что получил от знакомых прозвище «Мавр». Турков и прочих неевропейцев он защищал как уроженцев угнетаемого Востока. А поскольку основным врагом Османов была ненавистная Марксу Российская Империя, то он, конечно, безоговорочно стоял на протурецких позициях. С другой стороны, с «социально-политической» точки зрения Маркс не жаловал ислам, как и любую другую религию — за архаичность, традиционализм и пр.

Самым большим «другом ислама» в истории немецкой мысли был Ницше. За исключением самого факта, что это «семитская религия» (как и христианство с иудаизмом), к исламу автор «Так говорил Заратустра» относился с симпатией. Причины достаточно очевидны: боевой дух и экспансионистские устремления раннего ислама весьма привлекали Ницше, как и естественное противостояние ислама с растлевающими европейский дух (по мнению самого Ницше) христианством и модерном. Мусульманская Северная Африка наряду с Японией была одним из тех мест, куда Ницше одно время хотел эмигрировать: в обоих регионах его привлекали экстремальные проявления фанатизма, которые он уже не мог встретить в современной ему Европе. Мусульманскую Европу в лице испанского Андалуса он называл даже более европейской, чем занявшие его место христианские королевства. Каким-то одному ему ведомым путём это исламская цивилизация у Ницше делалась созвучной героической эллинской.

Стоит заметить, что из всех упомянутых нами немецких мыслителей только Маркс и Гёте общались с живыми мусульманами в своей жизни.

По понятным причинам* ключевое немецкое государство Пруссия и другие территориальные образования с немецким населением, позже вошедшие в его состав, не имели широкого опыта управления мусульманскими территориями. Другой полюс германоязычного мира, монархия Габсбургов, напротив, имела как опыт масштабной войны с мусульманами, так и управления ими — в том числе и на европейской земле. Об этом мы поговорим в отдельном материале, а для нашей истории важно то, что в итоге немецкий мир объединился вокруг Пруссии, а не вокруг Австрии. Соответственно, мусульманский мир немцы изучали в основном «по книжкам».

Немецкие научные (и не только) публикации, посвящённые теме стран мусульманского востока в период 1850-1949 гг. Любопытны скачки интереса в периоды подготовки к обеим мировым войнам. Источник: Ursula Wokoeck «German Orientalism: The Study of the Middle East and Islam from 1800 to 1945», стр. 68

После объединения Германии в 1871 году руководство Второго Рейха приняло решение захватить себе как можно больше колоний, пока ещё можно. В колониальную гонку немцы вступили совсем поздно, но несмотря на это благодаря знаменитому немецкому упорству они смогли забрать огромные территории в Африке и заметные территории в Азии.

Свободен как немец в Африке: ислам в экваториальных владениях кайзера

Мусульман на этих территориях было относительно немного (если сравнивать с мусульманским большинством голландской Ост-Индии) и почти все они были на чёрном континенте.

Надо сказать, африканские территории Германии были неразвитыми даже по очень скромным местным меркам. Например, юго-западная Африка не могла похвастать ни богатыми разведанными запасами сырья для промышленности, ни условиями для широкомасштабного выращивания сельскохозяйственных культур, а население в подавляющей массе было совсем диким. Первые несколько десятилетий африканские колонии вообще не приносили империи прибыли. А затем уже вмешались обстоятельства, продиктованные особенностями немецкого характера. Например, в ходе подавления восстания хереро немцы сначала истребили большую часть восставших, а потом освоившиеся в регионе немецкие фермеры и нашедшие ископаемые добывающие компании обнаружили, что сократившийся пул местной дешёвой рабочей силы абсолютно не удовлетворяет их нуждам. «Никогда такого не было и вот опять».

Но довольно о колониальной империи, перейдём к обсуждению её исламской политики.

Германская империя накануне Великой войны

По иронии судьбы, в то же самое время другие немцы трудились в иных районах исламского мира на службе у конкурирующих колониальных держав, проявляя свои организаторские таланты и не имея возможности ничего испортить в глобальном смысле (поскольку ключевые решения там принимали не они). Например, Эдуард Шницер АКА Эмин-паша*, служивший в качестве губернатора Южного Судана, который тогда был своего рода англо-египетским кондоминиумом. Позже, когда Шницер работал на немцев, он умер насильственной смертью в 1892 году при исполнении обязанностей.

Мусульманский фактор мог задевать германские владения по «касательной»: в 1880-х, когда в Судане функционировала смущавшая африканские умы джихадистская «империя дервишей» и власти Занзибара ловили рыбку в мутной воде, активно участвуя в подпольной работорговле. Иногда их корабли заплывали в немецкую Восточную Африку с запретным грузом на борту, а иногда и оружием для местных арабов. Самый громкий инцидент подобного рода имел место в 1888 году: тогда арабскими гастролёрами был спровоцирован небольшой бунт среди чёрных — чужаки распространяли слухи об отмене немцами ислама и восстановлении рабства для негров.

На первых этапах развития Германской Восточной Африки колониальная администрация старалась сохранять хорошие отношения с властями некогда доминировавшего в этих областях Омана. Первоначально эти колонии управлялись (по английскому образцу) созданной для этих целей коммерческой компанией, поэтому их желание снизить издержки, оставив за арабами фактическую власть в прибрежных городах, было понятным, особенно на фоне недостатка белого персонала и солдат. Но в итоге компании всё равно пришлось углубиться в этот район, что они и делали с истинно немецкой «дипломатичностью»: прибыв в Пангани (сегодня это в Танзании), глава компании Эмиль фон Зелевски самовольно забрал себе несколько лучших каменных домов и образцово-показательно унижал местные исламские элиты, отправляя солдат с собаками на обыски в мечети.

Попутно германский эмиссар подрывал авторитет Абдулгави бин Абдаллы, номинального оманского правителя (ливали) этих территорий: фон Зелевски настаивал на том, что бин Абдалла является работником компании, и потому обязан подчиняться ему, и назло арабу освободил всех находящихся в тюрьме заключённых (!), показывая, кто тут власть.

В принципе, оманцы всегда были готовы к конструктивному диалогу с европейцами. Но устраняя из уравнения арабского ливали, который был местным арбитром, немцы вынуждены были напрямую общаться с местными элитами (раскладов между которыми они вообще не знали), ввиду чего они вскоре потеряли «нить повествования», и города прибрежной зоны вскоре окончательно потеряли управляемость, ибо немцы сами подорвали власть оманских партнёров, а свою не утвердили. Эта цепь событий привела к крупному восстанию местных арабов и аффилированных с ними суахили в конце 1880-х, которое было подавлено немцами с использованием военной силы. Как и после восстания сипаев в 1857 году, власти метрополии отобрали у компании её владения и начали управлять ими напрямую. Фон Зелевски, кстати, позже нашёл свою смерть в Африке.

Кайзер и погром: исламо-германский кондоминиум в Западной Африке

На другом побережье континента, в Камеруне, мусульманские правители Адамавы и дальнего севера страны (район озера Чад) стали германскими вассалами в результате полноценного завоевания. Действия одного из немецких героев этой войны, обер-лейтенанта Радтке, в районе Рей Бубы настолько впечатлили местных эмиров, что те дали ему почётный титул «властелина войны» («саркин яки»).

Туземные правители региона какое-то время наслаждались автономией, но вскоре после того, как в ходе одного из их рейдов за рабами был убит местный германский резидент Гастон Тьерри, присутствие немецкой военной и гражданской администрации стало куда более зримым. Но мусульманские законы и местные обычаи всё равно были оставлены без изменений, получили официальное признание, и немцы не стали ничего особенно менять. В немецкой Западной Африке изучение Корана даже было частью программы обучения в светских правительственных школах. Единственной значительной переменой стало введение процедуры утверждения всех смертных приговоров немецкими резидентами. Неподчинённые мусульманским правителям немусульмане исключались из зоны действия шариатских законов, но как мы увидим позже, возникали значительные коллизии между мусульманами и немусульманами.

Мусульманские правители этих районов Камеруна большую часть времени были лояльны по отношению к немцам и у них для того была хорошая причина: их мандат на наследственное управление этими территориями подтверждался только немцами и никем больше в близлежащих центрах мусульманского мира. Властители других мусульманских политий региона (в частности, Йолы и Сокото) если не оспаривали права этих мусульманских правителей, то не участвовали в их подтверждении и всегда были готовы поддержать конкурентов в борьбе за престол.

Изначально немцы смотрели на мусульманских правителей севера как на естественных союзников и де-факто отдали им под управление обширные и густонаселённые немусульманские территории региона. Возможно, свою роль сыграла «авраамическая солидарность»: мусульмане для европейцев это, конечно, «Другие», но ментально они более близки и понятны, чем африканские туземцы. Некоторые немецкие резиденты на местах (например, ранее упомянутый Гастон Тьерри) были против этого и выступали за предоставление немусульманским правителям большей автономии, но немецкое руководство придерживалось мнения о том, что их мусульманские контрагенты помогают цивилизовать и держать в узде «вороватые языческие племена с гор» (как их назвал немецкий губернатор фон Путткамер в 1903 году). После убийства Тьерри его преемник капитан Лангхельд придерживался мейнстримной линии поведения: он считал, что язычники неспособны построить эффективную организационную структуру и, будучи предоставленными сами себе, скатятся в анархию, и потому их угнетение мусульманами является «меньшим из зол». Исламовед и видный деятель немецкой педагогики Карл Беккер высказывался даже более резко: по его мнению, ислам «превращал дикарей в людей» и уводил их из «этнического коллективизма к индивидуализму» (!), потому что мусульманская культура, как ни крути, создана арабами, которые «превосходили негров в расовом и культурном отношении».

Это мнение, кстати, было характерно и для немецких нацистов, уважавших ислам за упорядоченность и регламентацию всех сторон жизни. Хотя оппоненты ислама из числа миссионеров и чиновников в немецких колониях критиковали ислам с очень «немецких» позиций. По их мнению, из мусульман получаются неважные работники из-за их увлечения религиозным мистицизмом и привычки отдавать грязную работу завоёванным немусульманам; а идея религиозной войны ставила под сомнение их верность кайзеру.

Хотя стоит сказать, по техническим причинам немецкие резиденты, подобно конрадовскому Курцу, могли проводить самостоятельную политику на местах, пользуясь удалённостью от административного центра. Например, Гюнтер фон Хаген, резидент Бонгора в 1908 году, выгнал всех мусульманских торговцев из своего района ввиду большого количества обвинения последних в захвате рабов в местных деревнях. Фон Хаген считал, что немусульмане в будущем станут наиболее активным в экономическом плане классом во вверенном ему районе и что их ненависть к соседним угнетателям-мусульманам позволит также набирать из их рядов хороших мотивированных солдат. Впрочем, такие взгляды среди немцев разделяло меньшинство не только в руководстве, но и среди офицеров на местах, которым было привычнее работать с мусульманами.

Мусульманские правители не теряли времени даром и стали злоупотреблять немецкой поддержкой: использовать немецкие войска и авторитет колониального правительства для распространения своей власти на немусульманские территории в ходе спровоцированных ими военных акций, что приводило к разрушениям и потере рабочих рук. Так что даже такие упорные друзья мусульман, как Лангхельд, начали косо смотреть на них.

Что характерно, властители-магометане не могли удержать эти территории самостоятельно. Например, ламидо (так в некоторых районах Африки называют мусульманских правителей) Саду из Мендифа в своих экспедициях на немусульманские территории потерял людей столько же, сколько и захватил, и продолжал их удерживать только при помощи немецких войск. Дошло до того, что у местных язычников немецкая власть стала ассоциироваться с мусульманами-рабовладельцами, поэтому иногда при появлении официальной немецкой делегации местные негры бросали всё имущество и бежали прочь из населённого пункта, опасаясь неволи.

Отношение немцев к мусульманским правителям региона начало медленно, но верно меняться в худшую сторону после махдистского восстания в Адамаве в 1907 году, в котором оказалась замешана местная мусульманская знать и духовенство. По итогам этих событий германский резидент Штрюмпелль предложил план по деволюции исламских политий региона — сокращению их влияния до исходных деревень и повышения политической автономии ныне подчинённых им языческих территорий. Тогдашний губернатор Камеруна Теодор Зайц не принял этот план к исполнению единственно по той причине, что у него не было денег для его осуществления: такого рода реформы подразумевали расквартирование в регионе куда большего количества немецких солдат для поддержания мира между мусульманами и язычниками — а на этого денег в бюджете не нашлось. Поэтому с реализацией этих планов немцы решили подождать вплоть до развития севера Камеруна и завершения строительства местной железной дороги (позволявшей быстро перебросить в регион уже имевшиеся войска). В 1913 году немцы наконец собрались с духом и проинструктировали своих резидентов в Западной Африке, чтобы те перестали помогать мусульманским правителям подчинять немусульман и организовывали местные языческие территории с целью выделения их в отдельные административные единицы. В дальнейшем предполагалось обложить всё население (включая рабов) подушным налогом для стимулирования развития денежных отношений и обеднения привыкших жить за счёт их труда мусульманских вождей. Этот план не был реализован на практике из-за начавшейся мировой войны и оккупации немецкой Африки силами Антанты.

«You gonna get liberated»: религия и рабство в немецкой Африке

Если на западе континента граница между туземными сообществами была культурной, то на востоке примешивался расовый фактор.

Sputnik & Pogrom
sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.2024

Twitter мая 20, 18:11
5.11.17: “Vladimir Gukov” до сих пор не осуждает своих сородичей, которые обокрали страну вместе с путиным. “Vladim… https://twitter.com/i/web/status/998264919622594561

Twitter мая 20, 18:11
5.11.17: ты посмотри на эти рожи, типа Бляdimir Sukov. Он не бедолага – он знает у кого сосать, кому сосать и для к… https://twitter.com/i/web/status/998264914367180800

Twitter мая 20, 18:11
5.11.17: Авторские права – штука тонкая, иногда денежная. Вот пример.Пропутинские xyecocы с кухни повара Пригожина… https://twitter.com/i/web/status/998264916057509888

Twitter мая 20, 18:11
5.11.17: Vladimir GukovДва бобика, оторванные от кормушки, гавкают на Россию.--------Согласен.Вот первый бобик.Пути… https://twitter.com/i/web/status/998264917626146817

Twitter мая 20, 18:11
Александра Романова: Главный принцип – живи для других!Создатель это оценит!Хороших должно быть больше плохих!Созда… https://twitter.com/i/web/status/998264910634274817

Twitter мая 20, 18:11
5.11.17: Vladimir Gukov, ты , как и положено проститутке увиливаешь от ответа. http://youtube.com/watch?v=nFM_RZnjJRY&lc=Ugx5MhU-U7ioQzWFXa14AaABAg.8gHRNxPyZxb8gR3C2nJWze

Twitter мая 20, 18:11
Jon Smit: 5.11.17 Надоел баллончик? Желаете подержаться за ствол подобно властьпридержащим? Почему нет. Только снач… https://twitter.com/i/web/status/998264908444831744

Twitter мая 19, 05:06
Lee Serg: Что происходило с населением россии за последнее столетие? В годы революции Россию покинула наиболее обра… https://twitter.com/i/web/status/997705009881022464

Twitter мая 19, 01:46
5.11.17: Солдатушки - ребятушки!Что ж это делается, вы только посмотрите!О, позор армянского народа!Эдуард Бабаджан… https://twitter.com/i/web/status/997654668556857347

Twitter мая 19, 01:46
5.11.17: Солдатушки - ребятушки!Что ж это делается, вы только посмотрите!О, позор армянского народа!Эдуард Бабаджан… https://twitter.com/i/web/status/997654666765795335

Подпишись в Твиттере