Разгром восставшей Каталонии в 1714 году

S&P«Каталония временно приостанавливает действие результатов референдума и откладывает провозглашение независимости. По словам главы каталонского правительства Карлеса Пучдемона, Барселоне и Мадриду нужно вести переговоры, впереди — „много недель диалога“».

Интересный факт: прежде чем превратиться в изнеженных туристических евросоциалистов-многоходовочников каталонцы очень долго были самыми опасными людьми на Пиренейском полуострове, которые и слова-то такого не знали — «переговоры». А когда каталонскую независимость провозглашали в прошлый раз, Барселону пришлось штурмовать.

Наш большой подробный текст об этой истории от Сергея Махова.

История вопроса

В 801 году граф Вильгельм (Гийом) Желонский «Святой» (кузен Карла Великого и внук Карла Мартелла) отбил у мавров Барселону и основал там графство для своего сына, Бера Жиронского. Однако само графство Барселонское на тот момент было совершенно не равно территории современной Каталонии — помимо него существовали графства и виконтства Каркассонское, Руссильонское, Конфланское, Нарбоннское и т. д. Естественно, что дома разных феодалов соперничали в регионе, и в результате этим воспользовались арабы, которые вторглись в 848 году в эти земли. Франкские графы чуть не лишились своих новых приобретений, в руках у них осталось только графство Каркассонское. В 862-м франкский король Карл Лысый прогнал мавров, и в 870 году возвратил Уилфреду (Жоффруа) Волосатому графства Урхельское и Серданьское. Уилфред вместе со своими братьями графом Конфланским и виконтом Нарбоннским начал войну с маркграфом Готии Бернардом. Вскоре им удалось захватить Руссильон и утвердить свою победу в суде при дворе франкского короля Людовика II Заики.

...

Таким образом, в 878 году большинство каталонских графств получил под свою руку Уилфред (Жоффруа) Волосатый из династии Беллонидов.

В XII веке появился собственно термин «Каталония», именно тогда граф Барселонский Раймонд (Рамон) III Беренгар стал именоваться «dux catalanensis» — «вождь каталонцев». Беренгары или, как их еще называли Беренгеры — старый провансальский род, одна из ветвей которых утвердилась в Провансе, а другая — на территории Каталонии. На тот момент графы Барселонские были вассалами правителей Прованса.

По идее Каталония была обычным захудалым графством, и казалось, что такой ситуация и останется. Но тут Барселонский дом взлетел. Взлетел подобно метеору, совершенно неожиданно. Почему же так случилось?

Предыстория такова. В 1137 году король Арагона Альфонсо Воитель оказался на пороге династического кризиса. Его жена, Уррака Леонская, оказалась женщиной с крепким характером — почти таким же взрывным и властным, как и у самого Альфонсо. Уррака ранее была жената на Раймонде (Рамоне) Бургундском, короле Леона и Кастилии, и имела от первого брака сына Альфонсо. В заключенном между Воителем и Урракой брачном контракте говорилось, что инфант Альфонсо не может претендовать на трон Арагона и что королевство отойдет их совместному будущему ребенку. Уррака же хотела объединить в руках своего сына все три испанских королевства, и противостояние с Воителем у них длилось до самой ее смерти в 1126 году.

В результате наследника у королевской четы так и не появилось. Разочаровавшийся к концу жизни Альфонсо удивил всех — он решил передать все свои земли и королевство… Орденам Тамплиеров и Госпитальеров! Арагонская знать, опасаясь передела собственности, наплевала на завещание и выбрала в 1134 году своим королем брата Альфонсо Воителя — Рамиро, который до этого шел по церковной линии. С дозволения Папы тот повесил сутану на гвоздь и даже женился на Агнессе Аквитанской. Судя по всему, мирской жизнью Рамиро тяготился, и составил себе нечто вроде плана:

а) стать мирянином;

б) жениться на ком-то;

в) зачать наследника;

г) передать наследнику всю полноту власти;

д) уйти обратно в свой любимый монастырь.

Однако начал Рамиро свое царствование в лучших традициях Италии — в 1135 году, опасаясь дворянского восстания, он пригласил всех знатных вельмож в монастырь у города Уэска, якобы показать им новый церковный колокол, и там их просто вырезал. Кстати, выражение «колокол Уэски» потом стало нарицательным.

В соответствии с планом, 11 августа 1136 года у Рамиро родилась дочь Петронила, и в том же году Агнесса и король развелись, Агнесса ушла в монастырь. А в 1137 году Рамиро сделал ход конем — он заключил брачный контракт с Раймондом (Рамоном) IV Барселонским, согласно которому Раймонд становился полноправным правителем королевства Арагон как муж Петронилы. Однако случилась коллизия — в контракте Рамиро не отказывался от своего королевского достоинства, и срочно надо было изобрести какой-то титул для Раймонда, теперь уже Рамона. В результате Рамон III Арагонский стал принцепсом (princeps) — то есть «первым среди равных». В Древнем Риме такой титул присвоили Октавиану Августу, обо­зна­чив носи­те­ля титула как «пер­во­го граж­да­ни­на» в период, пока Республика еще не стала Империей.

Кстати, чуть ранее, в 1123 году, Раймонд Барселонский освободился от ленной зависимости Прованса, введя туда войска и поделив с Альфонсом Тулузским Прованс по течению Роны на графство, которое отошло Барселоне, и маркизат, который был отдан Тулузе.

Таким образом, Рамон III стал де-факто «королем Арагона, графом Барселоны и графом Прованса». Над Барселонской династией наконец-то «взошло солнце». Однако ничто не вечно под луной. В 1410 году со смертью Мартина Арагонского линия Барселонского дома пресеклась, и уния Арагона и Каталонии была поставлена под угрозу.

Поэтому кортесами Каталонии в 1412 году был принят так называемый компромисс Каспе, согласно которому корона Арагона, Валенсии и Каталонии передавалась Фердинанду (Фернандо) Кастильскому, внуку Педро IV Арагонского и племяннику умершего Мартина. Утверждение Фердинанда не прошло гладко — на улицах началась настоящая война между сторонниками Кастилии и Джейме (Хайме) II Ургельского, который признавался ближайшим соперником кастильца. Фердинанд поступил просто — он ввел войска в Арагон, и кортесы были вынуждены проголосовать так, как выгодно было Кастилии. Правда, права на Кастилию он потерял, но стал королем Арагона, Валенсии и Каталонии, Фердинандом Арагонским. Кстати, по выборам 1410–1412 годов есть только косвенные материалы — дело в том, что в 1576 году все архивы каталонских кортесов сгорели (есть мнение, что сожжены по приказу Филиппа II), а остатки — во время беспорядков в XIX веке.

Компромисс Каспе и положил начало каталонскому сепаратизму, что немудрено, ведь даже клятва каталонских баронов графу Барселонскому говорила сама за себя:

«Мы, равные тебе, клянёмся признавать тебя, равного нам, своим королём и правителем, при условии, что ты будешь соблюдать все наши свободы, обычаи и законы; а если нет — то нет».

Ну а в 1462 году в результате брака Фердинанда II Арагонского и Изабеллы Кастильской Арагон и Кастилия объединились, и появилась Испания, или королевство Католических Королей.

Война за Испанское наследство

1 ноября 1700 года умер Карл II, последний из испанских Габсбургов. Он с детства был очень болезненным ребенком, два его брака оказались бездетными (дочь от первой жены умерла во младенчестве), поэтому еще при его жизни возник вопрос о том, кому отойдут несметные богатства и территории Испанской империи. Изначально наследником был назначен Иосиф Фердинанд, электор Баварии (маленький мальчик, родившийся в 1692-м), но он скончался от оспы в 1699 году, что вновь подняло вопрос об Испанском наследстве. Англия и Франция вскоре ратифицировали Лондонское соглашение (1700 год), по которому отдали испанский трон эрцгерцогу Карлу, родственнику австрийского императора. Итальянские территории переходили к Франции, а эрцгерцог оставлял за собой все остальные владения Испанской империи. Австрийцы, которые не участвовали в подписании соглашения, были крайне недовольны; они открыто добивались владения всей Испанией, а итальянские территории интересовали их в наибольшей степени: они были богаче, находились близко от Австрии и ими было легче управлять. В Испании возмущение этим соглашением было ещё больше, двор единодушно выступал против разделения владений. Однако с тем, кого поддерживать — Габсбургов или Бурбонов — единства не было. Сторонники Франции были в большинстве, и в октябре 1700 года в угоду им Карл II завещал все свои владения второму сыну французского дофина, Филлипу Анжуйскому. Карл предпринял шаги по предотвращению слияния Франции и Испании; по его решению, в случае наследования Филиппом Анжуйским французского престола, испанский переходил бы к его младшему брату, герцогу Беррийскому. Далее в списке наследования после герцога Анжуйского и его брата шёл эрцгерцог Карл. По завещанию Карла, герцог Анжуйский должен был получить либо всю Испанскую империю, либо не получить ничего; в случае его отказа право наследования всей империи переходило к младшему брату Филлипа, Карлу, герцогу Беррийскому, а в случае его отказа — к эрцгерцогу Карлу. Зная, что морские державы — Англия и Голландская республика — не поддержат его в войне с Австрией и Испанией в случае попытки раздела последней, Людовик решил принять волю испанского короля и позволить своему внуку унаследовать все испанские владения. Уже 24 ноября внук Людовика XIV Филипп Анжуйский был провозглашен королем Испании.

Изначально Каталония поддержала Анжуйского в пику эрцгерцогу Карлу, однако вскоре у Барселоны появились паруса английских кораблей. Принц Георг Гессен-Дармштадтский, надеясь на восстание сепаратистов Каталонии, прибыл к гавани города с эскадрой адмирала Джорджа Рука. Но «Наместник Каталонии» Франсиско де Веласко, уже принявший эту область под руку Филлипа Анжуйского, встретил союзную эскадру пушечными залпами, и Рук спешно отвернул прочь.

Основные действия развернулись в следующем году. 20 июня 1705 года был подписан Генуэзский пакт, согласно которому каталонские дворяне, вернее, Союз Трех Коммун (или Женералитат, орган сословной исполнительной власти в Каталонии), поддержали эрцгерцога Карла, в том числе и военными действиями, взамен получив самую широкую автономию и все мыслимые и немыслимые льготы в будущей новой Испании. Мотивы баронов были просты и незамысловаты — в 1412 году Барселонский дом лишился короны Арагона, а в 1469 году Каталония вместе с остальными провинциями королевства были присоединены к Кастилии. Допустим даже, рассуждали бароны, что компромисс Каспе был легитимен. Но вот сейчас умер последний испанский Габсбург, и теперь мы сами себе вольны выбирать короля. Ибо, как мы помним, «мы, равные тебе, клянёмся признавать тебя, равного нам, своим королём и правителем, при условии, что ты будешь соблюдать все наши свободы, обычаи и законы; а если нет — то нет».

Каталонских баронов пугали австрийцы — вы же видели, как французский Людовик XIV прижал знать! С вами будет то же самое, нельзя верить французам! Мы, старые испытанные Габсбурги, пусть и из Австрийского дома, знаем, о чем говорим!

Дело подкрепили и военной силой. 24 мая 1705 года из Спидхэда вышла эскадра адмирала Клаудисли Шовеля в составе 29 линейных кораблей, а также множества фрегатов, бомбардирских судов, брандеров и транспортов. Помогать Шовелю в части управления десантом был назначен Чарльз Мордаунт, граф Петерборо. 11 июля Шовель соединился с адмиралом Джоном Ликом в районе Лиссабона, силы отряда возросли до 48 линкоров. 15 июля был проведен военный совет, на котором решили некоторое время крейсировать между Кадисом и мысом Спартель, дабы не допустить соединения Брестской и Тулонской эскадр. Вернувшийся из Гибралтара принц Гессен-Дармштадтский сообщил, что Каталония восстала и теперь появилась возможность взять Барселону. К тому же, согласно договору, каталонские бароны выставят в поле до 6 тыс. солдат.

Адмиралы заинтересовались этой идеей — они понимали, что в случае базирования на Барселону сильного соединения они могли бы контролировать все передвижения французского Флота Леванта, а также держать под ударом французское побережье Средиземного моря. 28 июля английская эскадра, взяв на борт эрцгерцога Карла, выступавшего теперь под именем короля Испании Карла III, отплыла к Барселоне. Из Плимута подошли транспорта с войсками — 5 тыс. штыков и 2 полка драгун, в Гибралтаре дополнительно загрузили 1800 солдат принца Гессен-Дармштадтского. 22 августа флот был у Барселоны.

Столица Каталонии на тот момент была хорошо защищенной крепостью — 146 орудий на стенах, внутри — гарнизон в 5 тыс. солдат под командованием герцога Франсиско де Веласко.

После бурных дебатов осаждавшие все-таки решили высадить войска. Правда, для усиления сухопутных сил сформировали отряд из 2000 английских и 600 голландских моряков. 2 сентября сторонники эрцгерцога атаковали форт Монжуик, который располагался на возвышенности перед городом. Захват этой крепости позволял прицельно обстреливать всю Барселону. В яростной атаке 800 солдат во главе принца Гессен-Дармштадтского преодолели ров и полезли на стены. Именно в этот момент принц получил пулю в грудь и свалился замертво. Рискуя собой, шесть гренадеров смогли вынести Георга с поля боя, однако он скончался от потери крови. Смерть принца была страшной потерей, но морские пехотинцы смогли взять форт.

На захваченные позиции сразу же начали свозить осадную артиллерию. Вдоль укреплений Барселоны вырыли траншеи, где разместили 50 орудий и 20 мортир и устроили жестокий обстрел города. Первым делом береговые батареи англичан сосредоточили огонь на фортах в гавани, поскольку эти крепости мешали флоту войти в гавань и поддержать войска огнем с моря. Из письма адмирала Шовеля принцу Георгу Датскому (супругу королевы Анны и по совместительству — Лорду-Адмиралу):

17 сентября

Наша батарея из 30 орудий была установлена на форте Монжуик, причем 14 из них открыли огонь сразу же по той части стены, куда им было указано. Граф Петерборо, поднявшись на борт моего корабля, сообщил о своих потребности в деньгах, чтобы армия смогла продолжить осаду Барселоны. Наши адмиралы посовещались и предоставили ему 40 тысяч талеров из казны эскадры.

19 сентября

Мы решили следующее: атаковать пирсы с помощью брандера, на котором будет заложено 200 бочонков пороха. На батареях дополнительно размещено 14 орудий, что составило уже 72 орудия, большей частью 24-фунтовых. Бомбардировка Барселоны продолжается непрестанно, пока позволяет погода и наши запасы.

20 сентября

Для того, чтобы еще более усилить обстрелы, мы решили снабдить батареи 24- или 28-фунтовыми орудиями, убрав все мелкие пушки, поскольку они бесполезны при обстреле столь защищенной крепости.

23 сентября на столицу Каталонии обрушили 420 снарядов, в обстреле участвовали и 8 бомбардирских судов под флагом сэра Стафорда Фэйрборна. Вечером в Барселоне взвился белый флаг. Бригадир Стэнхоуп принял у себя маркиза де Ривьера, который согласился обменяться заложниками и подписать капитуляцию. 28-го оговорили условия капитуляции, и через несколько дней город заняли.

С известием о взятии Барселоны Петерборо отослал в Англию адмирала Норриса, которого очень сильно недолюбливал и просто хотел от него избавиться. Велико же было удивление милорда Мордаунта, когда он узнал, что за это радостное известие Норрис получил рыцарство, и теперь он не просто «Джон Норрис», а «сэр Джон Норрис»«Из нас двоих, — заметил его лордство, — один — точно дурак, и это явно не сэр Джон Норрис!»

16 октября 1705 года эскадра Шовеля взяла курс домой. 26 ноября адмирал встал на рейде Спидхэда.

Эскадра же Лика, отчаянно нуждавшаяся в провианте, вскоре ушла в Лиссабон за едой и для ремонта судов. Этот поход стоил флоту больших жертв, чем вся осада Барселоны. Из-за плохой погоды на этот короткий путь ушло 13 недель и 3 дня (!).

По воспоминаниям Стивена Мартина, командира корабля «Принс Джордж»:

За это время на одного человека приходился один сухарь в день, а то и полсухаря, три недели вообще не было хлеба; воды тоже сильно не хватало в течение некоторого времени, так что те, кто выдержал голод, позже погибли от жажды, и было крайне тяжело наблюдать этот спектакль, когда некоторые, впавшие в безумие, падали на палубу и пожирали сами себя. На «Принс Джордже» похоронили 50 человек, а втрое большое количество моряков были тяжело больны всё плавание, так что за всё время похода, начиная с даты ухода из Англии, мы похоронили до 300 человек.

Взятие Барселоны

Как писал историк Джон Линч в своей книги «История Испании»:

Каталонская оппозиция власти 1705 года не была спонтанной или популярной в народе, но она выражала интересы господствующего класса. В Барселоне была сосредоточена сплоченная городская элита, образованная из олигархии города и традиционной аристократии, которые сплотились благодаря возрождению каталонской экономики с 1680-х годов. Это привело к амбициозным проектам, вроде того, что был высказан адвокатом Нарсисом Фариу да Пеньей, который призывал к переориентации каталонской торговли с рынков Средиземноморья на обе Америки. В целом такие проекты отражали растущее желание участвовать в колониальной коммерции, и были основаны не на интересах промышленности Барселоны, ориентированной на Испанию и Средиземноморье, и на мечты и чаяния каталонских латифундистов, экспортировавших продукты сельского хозяйства и малых городов к побережью.

План крепости Барселона на 1705 г.

С переходом Каталонии под руку эрцгерцога Карла реальная власть в провинции перешла к Генеральным Штатам и так называемому «Совету Ста», составленному из самых богатых и влиятельных баронов. Королевская Аудиенсия (Верховный суд Каталонии) была теперь составлена из представителей Трех Коммун, которые поддержали австрияков.

Генеральные Штаты метались между свободой торговли и протекционизмом своего сельского хозяйства, пытаясь защитить его от конкуренции сельских районов Франции. До конца экономические реформы так и не были проведены.

Главным же достижением того периода парламент Каталонии считал закон, согласно которому войска теперь расквартировывались в казармах, а не в домах и квартирах обывателей. Ну и был принят аналог английского «Билля о правах», запрещающий репрессивные меры со стороны короля и его чиновников по отношению дворянству и купечеству Каталонии без согласия парламента, декларировавший свободу слова, свободу собраний, и т. д.

В обмен на эти уступки со стороны эрцгерцога, Генеральные Штаты постановили выплатить ему для нужд обороны и оплаты армии 2 миллиона фунтов, правда, выплачивать их постановили… 10 лет, по 200 тысяч в год. Карл был разочарован — он ожидал гораздо большего.

В апреле 1707 года у Альмансы войска Филиппа V под началом герцога Бервика разгромили англо-голландский экспедиционный корпус графа Голуэя и вошли на территорию Арагона. Вскоре пали Сарагоса и Валенсия, где франко-испанцы не церемонились, отменив все прошлые послабления и привилегии, приводя власть на местах к единообразию во всех провинциях Испании.

В 1708 году в Барселону прибыло подкрепление — 6 тыс. австрийских солдат, которые все же не смогли помешать Бурбонам захватить Лериду и Тортосу, и не удержали Дению с Аликанте.

Далее войска Людовика XIV и Филиппа V перешли в наступление на всех фронтах. Армия под началом английского генерала Стэнхоупа хотя и достигла Мадрида, была вынуждена капитулировать в битве при Бриуэге, австрийцев Штархемберга также не избежала сия горькая чаша. В Великобритании Мальборо потерял своё политическое влияние, попав в немилость из-за ссоры его супруги и королевы Анны. Более того, поддерживавших военные действия вигов сменили тори, сторонники мира. Мальборо был отозван в Великобританию в 1711 году и заменён герцогом Ормондом.

К концу 1710 года большая часть Испании уже находилась под властью Филлипа V, кроме части Каталонии, которая продолжала поддерживать эрцгерцога Карла. Каталонские бароны понимали, что мечты о широчайшей автономии и привилегиях совершенно уплывают из рук, так же, как и бизнес с Америкой, и не были готовы с этим мириться. К тому же в этой провинции Испании со времени Тридцатилетней войны были сильны антииспанские и антифранцузские настроения, в Каталонии австрияки создали местное ополчение, которое вооружили и обучили на деньги англичан и голландцев.

После смерти австрийского императора Иосифа I эрцгерцог Карл уехал в Вену — участвовать в выборах правителя Священной Римской империи, а своим преемником-регентом в верной ему части Испании оставил свою жену Елизавету-Кристину Брауншвейгскую.

Меж тем в 14 марта 1713 года в Рисвике участники конфликта договорились о прекращении войны, причем Каталония, Ибица и Майорка возвращались под власть Испании, тогда как Гибралтар и Менорка отходили Англии. Через пять дней регентша отплыла из Барселоны в Италию, оставив за себя своего наместника Гвидо фон Штархемберга.

22 июня 1713 года Штархемберг подписал с представителями Филиппа V соглашение о перемирии, согласно которому с 1 июля Каталония переходила во владение Бурбонам. Однако кортесы и Верховная Хунта Каталонии отказались от ратификации данного соглашения, и 9 июля в Барселоне вспыхнуло восстание. Парламентарии выпустили петицию к австрийским войскам с просьбой не покидать Таррагону и Барселону, а также взять их под защиту, но в Каталонии было всего 1500 имперских солдат (вместе с местными ополченцами их насчитывалось около 4715 штыков). Эти силы были распределены на 6 батальонов, которые в свою очередь состояли из 8 рот, причем одна из них — артиллерийская. На шпиле городской ратуши взвилась хоругвь с изображением святой великомученицы Эулалии — небесного покровителя Барселоны. Каталония открыто заявила об отказе от присяги Филиппу V.

Изначально Филипп V хотел сохранить привилегии Каталонии, дарованные ей эрцгерцогом Карлом, однако отказ Хунты и кортесов признать власть Бурбонов просто взбесил короля. Он заявил, что «война будет вестись за счет каталонцев, пока они не сложат оружие». Грубо говоря, войскам было разрешено грабить Каталонию, как только могут. Этим прежде всего решили воспользоваться соседи — добровольческие полки из Валенсии и Арагона на стороне Филиппа особенно отличились в грабежах и разбое.

Надо сказать и другое — часть валенсийцев и арагонцев решила вступить под знамена Каталонии, Арагон выставил полк кавалерии, полк фузилеров, конную роту (кампанию) добровольцев-дворян и две кампании пехотинцев. Валенсия в память о старой дружбе и союзе прислала десять рот фузилеров, которые привел ажно целый испанский генерал — Хуан Баутиста Бассет и Рамос.

Также помощь каталонцам оказали графы Майорки и бароны Сицилии, откуда постоянно прорывались конвои с припасами и военным снаряжением в помощь осажденному городу.

С моря же каталонцев заблокировал… британский Средиземноморский флот. Как же так? Ведь всю войну Каталония была союзницей Англии и Голландии! А вот так. Прямой пример англосаксонского отношения к союзникам.

Новый английский посол в Испании Бигли поручил вице-адмиралу Джеймсу Уишарту попросить Каталонию признать власть Филиппа V,

«если же они ответят, что поддержат эрцгерцога Карла, то адмирал Уишарт имеет право блокировать Барселону, атаковать ее корабли, и действия мятежников на море будут приравнены к пиратским, поскольку действовать жители этой территории могут только от лица своего короля¸ Филиппа V».

На эти указания, однако, повлияли выборы в Англии. 8 августа 1713 года в Англии был распущен парламент, август, сентябрь и начало октября виги и тори провели в предвыборной борьбе. В конце концов тори победили, они собрали 354 голоса избирателей против 148 у вигов, однако тут же в верхушке победителей началась грызня за власть, Главный Казначей Роберт Харли поссорился с госсекретарем Генри Боллингброком, к тому же часть тори поддерживали Ганноверскую партию, а часть — Якобитскую. В результате до начала 1714 года Англия была погружена в свои внутренние дела, и на внешней арене никакого влияния не имела.

Согласно же Утрехтскому миру, Англия получила Менорку и Гибралтар. Кроме того, 9 сентября 1713 года был заключен торговый договор с Испанией, в котором британцы получали право поставки рабов в испанские колонии. В этой ситуации Туманному Альбиону было выгодно поддержать сложившееся положение вещей и оставить каталонцев их участи.

Ну а далее, словно оправдывая себя, Англия напечатала коммюнике, согласно которому «если не подчинить Барселону власти Филиппа V, каталонцы могут объединиться с берберийскими пиратами и турками, и станут угрозой для всего христианского мира».

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.17

Twitter октября 18, 22:19
ManWithNoName: ЗАШКВАР. КОБЫЛА. ХУЙЛО. КОМПОТ. 5.11.17 :D http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z23ihv2yjkencd0dbacdp432mrnwvbbhbuxboztqtg5w03c010c

Twitter октября 18, 22:19
МВТ Курган: 5.11.2017 http://youtube.com/watch?v=NkHX6slggF8&lc=z22itpog4umlsvmndacdp431tmy5l1qi4chvc2fyh5lw03c010c

Twitter октября 18, 22:19
Революционер 05.11.2017: Вся власть в России перейдет в руки народа в этом году, следите за событиями, смотрите ка… http://youtube.com/watch?v=MuIwmmWizow&lc=z23vcnkr3nzzstlu2acdp432vlcn2ctsmooggh0tq0hw03c010c

Twitter октября 18, 22:19
bffx f: 5.11.17 http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z23ni3qqtummedpyr04t1aokge5beisx4i3etz25oxevrk0h00410

Twitter октября 18, 22:19
Alex Forc: 5.11.17 http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z22tvphh5kqvt1y5r04t1aokgacukplk2xk3e2wmneosrk0h00410.1508354668117446

Twitter октября 18, 22:19
Alex Forc: У России только одни выход-это 5.11.17 http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z22vfxqa2lqbzrpnyacdp435zq2wzs41vugu1izoo15w03c010c

Twitter октября 18, 22:19
TOP CUBE: тоже верно, но она хотя бы озвучила проблемы в рф и ее услышат люди в зомбоящике которых нет в интернете… http://youtube.com/watch?v=FP8nKJ7GxnQ&lc=z22wid1gxobgehnp004t1aokgjpmftx1hsxpxb0vm3htrk0h00410.1508354196332480

Twitter октября 18, 20:59
Eduard Braun: Ich bin wirklich gespannt, was am 5.11.2017 passiert. Meine meinung: Das Volk ist für nichts fähig. http://youtube.com/watch?v=n6muweAkkzY&lc=z22fsfvwcqrnufsfpacdp432qhtd1vm4mncx2ezo35lw03c010c

Twitter октября 18, 20:59
misha26261: ксюша готовь бутылку 5.11.17 http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z22kgf355qyfxn1xi04t1aokgdfk43yynupdh3obolfvrk0h00410

Twitter октября 18, 20:59
nanomasha: Ксюха лучше го 5.11.17. Из тебя все равно хуевый президент, даже процента голосов не соберешь на выбора… http://youtube.com/watch?v=he68RC4f24k&lc=z22yttvwkmamxfyqk04t1aokgnzxbmk1feaeqodhyhifrk0h00410

Подпишись в Твиттере