Россия и Англия: после Петра. Часть четвертая

Ранее: часть третья

Торговый договор 1734 года между Англией и Россией был заключен сроком на 15 лет с перспективой продления. Английские купцы просто хлынули в Россию — уже через три года в Петербурге насчитывалось 43 британских торговых дома. Но изначально англичане сделали упор на транзитную торговлю и рассматривали град Петра как перевалочную базу. Например, в 1740 году товаров, предназначавшихся Персии, через Петербург прошло на 239 255 рублей. По обратному маршруту было вывезено персидского шелка еще на 84 тысячи.

...

Чтобы расширить внешнюю торговлю, на рынок были допущены голландцы и шведы: им разрешили вывоз хлеба, в свое время ограниченный Петром. Сначала только через Архангельск, а затем и через другие порты, в том числе Петербург. В годы неурожаев это сказывалось на внутреннем потреблении, о чем пишет М. Чулков:

Сие (т. е. вывоз хлеба) учинено но представлению Коммерц-коллегии президента фон Мейдена, и отпущено было тогда (1741 г.) из России хлеба непомерное количество, а особливо из Лифляндии.

Согласно запискам английского резидента в Санкт-Петербурге Джонеса Хэнвея (1740-е годы), Россия небывалыми шагами развивала торговлю в те годы — активнее, чем все прочие нации. Главной причиной этого резидент видел большое количество судоходных рек. Там же Хэнвей перечисляет главные товары российского экспорта — лес, пенька, железо, шерсть, кожа, лен, щетина, заячьи шкуры. Всё это вывозилось на сумму примерно 3 миллиона рублей в год, и две трети поставок приходились на Англию. Статьи импорта Империи — индиго, кошениль, свинец, олово, обработанный шелк, золотое и серебряное кружево, шерстяные ткани и вина.

Торговля с татарами и прочими приграничными народами, по запискам Хэнвея, шла бойко — к русским с окраин стекалось серебро и золото в обмен на собственные и иностранные товары. Торговые связи Англии с Российской Империей британец характеризует как «хорошо организованные», но требующие постоянного подкрепления. Поэтому настаивает на постоянной и крепкой дружбе между странами.

Далее Хэнвей дает описание западных торговых центров Российской Империи. Это Рига и Нарва. Главные товары в Риге — пенька, мачтовый лес, древесина, чаще из Польши и Украины. Лен привозили из Литвы. Лес доставлялся из тех частей Польши, которые граничили с Турцией. Зерно вывозили из Швеции. Город страдал от многочисленных ограничений на торговлю.

В Нарве торговали в основном льном и древесиной. Около двух тысяч пудов льна привозили сюда на рынок по снегу, но большая часть перевозилась весной из Пскова через озеро Пейпус (так Хэнвей называет Чудское озеро). Голландцы, португальцы и купцы некоторых балтийских государств, так же, как и англичане, скупали лен, а голландцы скупали большую часть леса. Импорт составлял табак и небольшое количество тюковых товаров. Главной статьей экспорта была соль.

Судя по информации выше, Хэнвей использует определенную схему анализа торговой системы городов в западной части России. Главным образом он анализирует ввоз и вывоз товаров и пригодность самих городов для торговой деятельности, в связи с этим и уровень их развития как торговых центров. Обращаясь к южным городам, Хэнвей начинает с анализа транспортной системы. Волгу он видит «золотой жилой» Российской Империи. Далее идет описание городов, стоящих на этой реке. Так, Тверь — центр купеческой жизни на Волге. Эта река являлась проводником торговли с Персией через Астрахань. В Тверь в большом количестве привозилась камская соль, икра, рыба, вывозились зерно, мясо, зелень, тюковые товары.

Именно на Волге происходили, по словам Хэнвея, грабежи купеческих караванов. Ранее армянские купцы посылали товары из Астрахани в Саратов. Когда Архангельск утратил свое значение главного торгового порта страны и центр торговли был перенесен в Петербург, товары стали посылать и в Тверь, и в Саратов — в зависимости от времени года. Затем участившиеся ограбления заставили армян отправлять товары в Царицын, сокращая таким образом путь вниз по Волге. Русские купцы старались отправлять свои товары с охраной. Грабежи чаще случались весной, когда Волга разливалась и берега затоплялись.

Торговля в Астрахани была значительной, хотя и уменьшилась в связи с беспокойствами в Иране. Раньше русские торговали с Хивой и Бухарой, но затем торговля была ограничена владениями Российской Империи и Ираном. Торговые суда везли свои товары к пограничным городам на Тереке, к Кизляру, расположенному близ Каспийского моря, и торговали с некоторыми районами Ирана на определенных условиях. Русские купцы также нанимали жителей Ирана для доставки товаров в Гилян, Баку, Дербент и другие места.

Следующим по значению городом на Волге, по оценке Хэнвея, была Казань. Его значимость была обусловлена географическим положением и обилием товаров. В больших объемах Казань торговала с Хивой и Бухарой и другими регионами Татарии (видимо, в данном случае Хэнвей подразумевает Среднюю Азию), а также с Ираном. В этой местности находилось несколько мануфактур по производству сафьяна, который ежегодно в больших количествах отправлялся в Иран. Торговали также смолой из коры дуба, скотом и животным жиром, лесом для строительства русского флота.

Вывоз английских товаров в Россию сосредоточивался целиком в английских руках, ибо Навигационный акт Кромвеля допускал вывоз из Англии лишь на построенных в Англии кораблях, где капитан и две трети экипажа состояли из англичан. Что касается экспорта русских товаров в Англию, то он также должен был совершаться либо на английских судах, либо на судах страны происхождения, но ни в коем случае не на кораблях, принадлежащих третьей стране. А так как о русском торговом флоте говорить не приходилось, то все сводилось и здесь к одним лишь английским судам.

«Благодаря своему могуществу на море, своему положению и приемам ее изощренной торговой политики, — пишет в своем труде „Курс политической экономии, или Изложение начал, обусловливающих народное благоденствие“ Андрей Карлович Шторх, — Англия сумела захватить посредничество между Россией и южноевропейскими государствами; но она придерживалась в этом принципа производить главным образом лишь экспорт русских продуктов в эти страны, предоставляя привоз неанглийских товаров купцам Голландии, Любека, Ростока и других народов. Этот ловкий прием привел к тому, что вывоз важнейших русских товаров почти целиком достался англичанам».

Они отправляли русские товары не только в европейские государства, но тайно и в их колонии, в особенности в испанскую Америку, куда привоз товаров иностранцам был закрыт. Шторх указывает и на то, что ряд предметов русского экспорта составлял их исключительную монополию — не только ревень, который продавался в Голландии и Гамбурге через находившегося в Петербурге английского резидента, но и такие запрещенные к вывозу товары, как нитки и пряжа, селитра, пушки, снаряды. Ко всему этому присоединилось еще и то, что купцы Южной Европы с заказами на русские товары обращались лишь к английским фирмам, находившимся в России, игнорируя своих земляков. В результате англичане очутились в выгодном положении народа, доставлявшего всем другим русские товары и ни от кого их не получавшего. Как писал Иосиф Михайлович Кулишер в «Очерках о русской торговле»:

Отсюда и получался столь выгодный для России баланс в торговле с Англией. Он был бы, вероятно, еще выгоднее для России, если бы каждая из стран, производивших значительный товарообмен с Россией, непосредственно запасалась русскими продуктами. Но такая перемена требовала бы наличности торгового флота в этих странах, а на это надеяться нельзя было. Неудивительно, что поощрение англичан, предоставление им особых льгот стало основой русской торговой политики.

Шторх, словно объясняя вышесказанное, в своем труде «Историко-статистическая картина Российской империи в конце XVIII века» поясняет:

Сей в купечестве сильной народ успел крепко обосновать свою коммерческую деятельность в России, „вникнуть“ в нее. Обычай продавать русским в кредит, а, с другой стороны, при закупке у них товаров давать им задатки приводил, как сообщают французские коммерсанты, производившие операции в Петербурге, к тому, что две трети русской торговли и почти все комиссионные операции, совершаемые по поручениям из южных стран, попали в их руки. Ибо этот образ действия требовал значительного капитала и опыта, которым обладали только англичане.

Казалось бы — живи и радуйся. Но вскоре часть купцов Русской кампании стала играть против России. Однако давайте по порядку. Мы уже бегло затрагивали этот эпизод на «Спутнике и Погроме», теперь же есть смысл поговорить подробно и со всеми деталями.

Надо сказать, что англичане не сразу воспользовались правом ведения транзитной торговли с Персией через территорию России. Только в 1837 году британские купцы учредили в Гиляни свою торговую факторию, при этом они выбили для себя и у России, и у Персии (соглашение со старшим сыном Надир-шаха — Реза Гули Мирзы) право свободной морской торговли на Каспии и с Россией, и с Персией, и с портами в Средней Азии. И здесь на сцене появляется британский авантюрист, которыми так богата история Англии.

О ранней жизни Джона Эльтона практически ничего неизвестно. Неизвестно, когда и где он родился. Появляется же этот персонаж в России в 1733-1734 годах. Вполне возможно, Эльтон, будучи капитаном то ли военного, то ли торгового флота, входил в свиту посла Форбса. В 1735 году включен в состав знаменитой Оренбургской экспедиции, о которой, наверное, стоит рассказать подробнее.

В 1733 году обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов выступил с инициативой организовать экспедицию в самую южную часть Уральских гор, в бассейн реки Яика. Одна из главных задач экспедиции состояла в том, чтобы построить ряд крепостей на упомянутой реке и среди них город-крепость (Орен­бург) при впадении реки Ори в Яик. Отсюда экспедиция и получила название Оренбургской. Одновременно намечалось выявление полезных ископаемых, получение новых сведений о местном населении, его истории, быте, хозяйстве, а также составление географических карт. К этому времени имелось несколько карт на территории Уфимского уезда, но они были столь примитивны, что не отвечали насущным требованиям.

Оренбургскую экспедицию возглавил сам Кирилов. Летом 1734 года экспедиция выехала из Петербурга и 10 ноября прибыла в Уфу. В этом городе находилась канцелярия экспедиции до 1736 года, а затем она была переведена в Самару.

В 1735 году там, где и предполагалось, у устья реки Ори, был основан Оренбург (позднее этот город стал называться Орском). Годом раньше был основан Верхнеяицкий городок (теперь Верхнеуральск). Сооружение этих, а также других крепостей вдоль Яика не только укрепляло границу, но и способствовало изучению и хозяйственному освоению Южного Урала, многие районы которого к тому времени представляли для русских чуть ли не белое пятно. Это было особен­но заметно по сравнению со Средним Уралом, где уже были открыты мно­гочисленные месторождения полезных ископаемых и освоение его природных ресурсов шло полным ходом.

Так вот, в работе экспедиции принимали участие ученые разных специальностей: ботаник Иоганн-Готфрид Гейнцельман, астроном и одновременно капитан Джон Эльтон (собирались завести флотилию на Аральском море), геодезисты Петр Чичагов и Алексей Клешнин и другие. Бухгалтером экспедиции был Павел Иванович Рычков. Приехав из Петербурга в Южное Предуралье, Рычков остался здесь на постоянное жительство и со временем стал выдающимся исследователем Оренбургского края. Кирилов умер в 1737 году. По словам Рычкова, Кирилов, хотя

«разные человеческие недостатки и пороки имел… и тем разные на себя нарекания навлек, но сию правду поистине надлежит ему отдать, что он о пользе государственной, сколько знать мог, прилежное имел попечение, и труды к трудам до самой своей кончины прилагал, предпочитая интерес государственный паче своего».

После смерти Кирилова Эльтон заболел и вернулся в Петербург, ожидая, что царица Анна Иоанновна его наградит. Но затем покинул русскую службу, не получив никаких денег сверх оговоренного, и вместе с неким шотландцем Мунго Грэмом (Mungo Graeme) подвизался перевезти небольшой груз британских товаров в Хиву и Бухару. Они покинули Москву 19 марта 1738 года и направились вниз по Волге через Нижний Новгород в Астрахань, а оттуда в Тюб-Караганск (ныне Мангышлак). В Караганске они получили сведения о том, что караванный путь от Мангышлака к Хиве отсутствует, и отплыли в город Рашт, который тогда принадлежал Персии. Там они и реализовали свои товары. Эльтон удостоился аудиенции у Надир-шаха Афшара в Астрабаде, где получил разрешение на свободную торговлю без местных посредников по всей стране.

В 1740 году капитан Эльтон убедил представителей знаменитой английской Русской компании поддержать его деятельность, направленную на установление постоянного британского присутствия на Каспии. Поскольку с 1734 года торговцы компании уже имели разрешение торговать с Ираном через Россию, используя российские суда для пересечения Каспийского моря, в 1741 года британский парламент санкционировал проект Эльтона. Вернее даже не так — Роберт Неттленгтон, новый губернатор Русской компании, внес в парламент пакет предложений, где одним пунктом было вписана и инициатива Эльтона. Так Джон получил разрешение английского правительства строить суда для плаваний на Каспии.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.17

Twitter ноября 22, 01:37
5.11.17: Поехавший Мальцев и его Бездарная революция (Романов Роман) http://ift.tt/2iG4Qmq

Twitter ноября 21, 20:47
Зэмлык артэ: 5.11.17 обделалисьбольше визгу было http://ift.tt/2jJ8rDj

Twitter ноября 21, 17:47
Liudmila Kutsenko: Всем привет! Вот у меня закралась такая идея. Либо я капитан очевидность либо как тот чинга чгук… https://twitter.com/i/web/status/933029046132363264

Twitter ноября 21, 17:47
iamMoonwalker: 5.11.2017 версия 2? Ну-ну) Кто новый вожак? Бородатого спихнули уже? http://youtube.com/watch?v=iYMYuMSG-h4&lc=z22gt15j5z3mjhto104t1aokg3p1zvmotgcahvh54agjrk0h00410.1511268360196321

Twitter ноября 21, 17:47
Jerome Smith: Русские опоздали на 5.11.2017. Пусть терпят терпилы. http://youtube.com/watch?v=oVMOo9TDl4U&lc=z22btfsxzzeidfz1aacdp43amgnkqzr4yk0sp3tlzb5w03c010c.1511275487845205

Twitter ноября 21, 15:27
5.11.17: Из СтивенсонаИз вереска напиток слабей, чем самогон.Йому борща не трэба и сала с чесноком.Два карлика жест… https://twitter.com/i/web/status/932993877530894336

Twitter ноября 20, 21:17
5.11.17: Путин: «Мы сохраним для всех этот либеральный режим, который, на мой взгляд, является одной из фундаментал… https://twitter.com/i/web/status/932719686877360128

Twitter ноября 20, 21:17
Олег Чемпионов: 5.11.17 щ http://youtube.com/watch?v=KBfhVXZ7wX8&lc=z22vip1y3wzkuj5py04t1aokgd5jtsn2bpja0tmyeqomrk0h00410.1511206430346070

Twitter ноября 20, 21:17
5.11.17: Обращение пРезидента Влаг Цепиша к Федеральному Собранию дрищей Бандерлоги – это самое лучшее, что есть на… https://twitter.com/i/web/status/932719685052878849

Twitter ноября 20, 16:57
5.11.17: В Интернете гадят КГБшные говнюки, маскирующиеся под украинцев, под евреев, под мусульман, под русских.В И… https://twitter.com/i/web/status/932654119743082496

Подпишись в Твиттере