Россия и Пруссия, враги или партнеры? Часть XI

Ранее: часть X

Это будет ещё одна часть, посвящённая проблемам почти исключительно России. У нас, конечно, историко-политический триллер, но без объяснения некоторых событий и анализа того состояния дел, которые творились в самой России и влияли на дела внешние, рассказывать дальше было бы неправильно.

Окончание Крымской войны стало для элиты России полным шоком. Ещё в январе 1856 года, обсуждая австрийский ультиматум, о котором мы говорили в прошлой серии, все высшие сановники России почти единогласно высказались за мир. Вернер Мосс, британский историк и журналист, так описывает это полное драматичности совещание в своей статье «Как Россия договаривалась о мире (сентябрь 1855 — апрель 1856 гг.)»:

Условия, навязываемые Австрией, болезненны, но с большей их частью Россия смирилась ещё несколько месяцев назад. Детали будут уточняться на мирной конференции, и Россия вправе рассчитывать на поддержку некоторых её участников. Если переговоры закончатся провалом, то Россия сможет использовать этот факт для доказательства своего миролюбия. Она возложит на союзников ответственность за продолжение войны, одновременно снабдив нейтральные государства возможностью уклониться от участия в ней. Учитывая все перечисленные основания, австрийские условия надо принять незамедлительно и безоговорочно.

Далее выступал Воронцов, который заявил о том, что сколь болезненными ни были бы нынешние условия, улучшить их посредством продолжения неравной борьбы не удастся. Сопротивление приведёт лишь к ещё более унизительному миру: Крым, Кавказ и даже Финляндия с Польшей могут оказаться в опасности. Поскольку любая война все равно когда-то заканчивается, заключать мир надо тогда, когда ещё есть возможность сопротивляться.

Парижский конгресс, 1856 год

Орлов высказал мнение, что условия мирного соглашения, несомненно, «будут критиковаться невежественными и злонамеренными людьми, но основная часть народа будет приветствовать заключение мира. В любом случае, решение будет приниматься правительством; нет никаких оснований опасаться общественной критики, поскольку в России ею можно пренебречь».

Киселёв в своём выступлении заявил о том, что продолжение войны может повлечь за собой весьма неожиданные угрозы. Новые области России были приобретены менее полувека назад, и пока они не полностью срослись с основными российскими землями. Волынь и Подолье кишат вражескими агентами; Финляндия готова вернуться под управление Швеции; поляки единодушно восстанут, как только наступление союзников создаст условия для этого. Перспективы защиты всех этих территорий перед лицом превосходящих сил противника весьма сомнительны, а в случае потери вернуть их будет очень и очень трудно. На фоне всех этих опасностей жертвы, которых требует нынешний мир, выглядят незначительными; поэтому, учитывая имеющиеся риски, ультиматум необходимо принять.

По заявлению Мейендорфа, продолжение конфликта обернётся неминуемым крахом. Война уже обошлась империи в триста миллионов рублей, доходы бюджета упали, а производство деградировало. Продолжая войну, Россия может оказаться в положении Австрии после Венского конгресса, когда, надорвав свои силы в противостоянии с Францией, она была вынуждена соглашаться на мир любой ценой. Швеция после войн Карла XII перешла в разряд третьестепенных держав; Россия, решив сражаться дальше, рискует разделить её участь. Если же, с другой стороны, она сейчас заключит мир, то за несколько лет сумеет стать такой же сильной, как и до войны, и завершит то, чего не в состоянии сделать сейчас. Нынешний мир будет лишь временным затишьем; если же отсрочить его на год или два, силы империи предельно истощатся и она потом потратит пятьдесят лет на восстановление. За это время важнейшие вопросы европейской политики будут решаться без России или вопреки её интересам. По этой причине барон настаивал на незамедлительном и безоговорочном принятии мирных условий. Царь кивал в знак согласия. После военного министра Долгорукова, представившего яркую картину военной слабости России, слово взял Дмитрий Блудов, который со слезами на глазах заключил свою речь против перемирия словами Этьена Франсуа де Шуазеля: «Поскольку воевать мы не умеем, давайте же заключим мир!»

А в это самое время…

Министр Австрии Буоль говорил французскому послу в Вене о том, что как только в Крыму наступит перелом, нужно будет приступить к мирным переговорам, которые не допустят возобновления боёв следующей весной.

Во Франции Наполеон III хотел поднять на щит идею независимого польского государства, но, получив от Пальмерстона резкую отповедь, тоже стоял за мир.

После австрийского ультиматума Наполеон уведомил королеву Викторию о том, что лично он предпочёл бы продолжение переговоров очередному потаканию австрийским интересам, которое никак не укрепляет позиций Турции. Французское общественное мнение, писал император, не простит ему такой траты человеческих жизней и ресурсов ради «клочка земли в Бессарабии». Более того, во Франции из-за долгой войны и неурожая начался очередной виток революционной борьбы, в этой ситуации Наполеону нужно было заключить мир с Россией как можно быстрее.

21 ноября 1855 года Швеция подписала соглашение с союзными державами. Швеция обязалась не уступать России ни пяди собственной территории и не пускать в свои пределы её оккупационных войск. О любых таких притязаниях, исходящих от российских властей, она незамедлительно должна была извещать Лондон и Париж, бравшие на себя ответственность по защите Швеции во всех подобных случаях. Вообще-то речь шла о возможной интервенции Пруссии в Шлезвиг, Бронхольм и Сконе, однако в России это приняли на свой счёт.

Турция сообщила союзным державам, что после взятия Карса Муравьевым её Кавказский фронт практически обрушен, войск в Армении, Азербайджане и Курдистане у турок просто нет.

Чуть ранее, 4 мая 1855 года, из Сан-Франциско на арендованном пароходе с 57 добровольцами отплыл авантюрист Уильям Уокер (Walker), который 1 сентября высадился в Никарагуа, где к нему присоединились 100 американских маунтинмэнов (пионеров) и 170 местных солдат. В Никарагуа тогда пылала гражданская война, Уокер поддержал одну из сторон, и через месяц, разгромив правительственную армию, авантюрист захватил столицу государства Гранаду, где поставил президентом свою марионетку — Патрисио Риваса. Осенью 1855 года, несмотря на очевидную незаконность экспедиции, президент США Франклин Пирс признал законность нового правительства и выделил средства, позволившие Уокеру привлечь новых добровольцев, чтобы завоевать остальные части Центральной Америки. Примечательно, что его солдат из США в Никарагуа перевозили транспорты Accessory Transit Company, принадлежащей магнату с Уолл-Стрит Корнелиусу Вандербильту, причём бесплатно.

Не реши Уокер сыграть на противоречиях Вандербильта и его конкурентов — Гаррисона и Моргана (он своего спонсора решил предать и получить денег ещё от двух магнатов) — скорее всего, Никарагуа бы осталось американским. Это втягивало бы Англию в конфликт в Никарагуа, поскольку американцы хотели там построить канал, соединяющий Атлантику и Тихий океан, но того же самого хотели и англичане!

В реальности получилось так, что на деньги Вандербильта была собрана большая армия в Коста-Рике, которая вторглась в Никарагуа и нанесла поражение войскам Уокера в битве у Риваса. 1 мая 1857 года Уокер был вынужден сдаться командующему коста-риканской армией Чарльзу Генри Дэвису и был репатриирован в США.

Вот-вот грозила рвануть Британская Колумбия, где из-за золотой лихорадки появилось слишком много американцев, которые подумывали о восстании по типу техасского и о присоединении Ванкувера к США.

В Париже в январе 1856 года премьер Пьемонта граф Камило Бензо Кавур, как полноправный член «держав-победительниц», неожиданно внёс в повестку дня «итальянский вопрос». Для Австрии это было громом среди ясного неба, ей просто стало не до России, ибо внезапно из тумана возник призрак франко-итальянского союза и война за австрийские области в Италии. Чуть позже, когда Наполеон III вдруг на Конгрессе сказал: «Мне жаль, что наши с Австрией отношения уже не так хороши, как раньше» — скорее всего, солнце в глазах императора Франца-Иосифа II резко померкло.

Вот-вот должна была рвануть Индия. Один из британских парламентариев на заседании января 1856 года чётко говорил: «Положение таково, что если потеря империи в Индии грозит Англии крахом, то и необходимость сохранить её создаёт такое напряжение в наших финансах, которое чревато крахом».

Неуверенность англичан в плане атаки Кронштадта в 1856 году была столь велика, что в дело пошёл проект «судов-вонючек», предложения адмирала Кокрейна. Смысл этой идеи следующий — мелкое паровое судно загружается бочками с дёгтем, смешанным с серой и нефтью, и идёт внутрь вражеской гавани. Смесь через дыры постепенно выливаются в море во время хода, на половине пути, заклинив руль, команда покидает кораблик и взводит часовой механизм. Корабль же, пройдя ещё вперёд, поджигает нефть калием и взрывается. Смесь дёгтя и серы даёт большие клубы дыма и вызывает удушье у людей. Если такое облако накроет Кронштадт, то его гарнизон погибнет в удушье, считал Кокрейн, а англичане без боя возьмут неприступные форты. С позиции послезнания план выглядит просто фантастическим — вспомним хотя бы оборону Осовца. В складках фортов из-за застоя воздуха гарнизон переморить просто не удастся, к тому же морской ветер в несколько раз снизит процент отравляющих примесей в дыму.

К тому же на начало 1856 году ситуация с финансами в Англии складывалась крайне тяжёлая — британцы стояли на пороге масштабного финансового кризиса.

Территориальные потери России по Парижскому миру 1856 года (заштрихованная область).

Чувствие диссонанс? В понимании окружения Александра II Россия вот-вот потеряет Польшу, Кавказ, Подолию, Финляндию, Прибалтику, а её противники думают совершенно о другом, им бы самим избежать нового витка взаимных войн и кризисов, и на Кавказы с Польшами им просто плевать.

На переговорах в Париже англичане решили на совершенно бесполезном для них Парижском мире протащить вопрос, который волновал британское общество и Адмиралтейство с XVIII века. Речь о запрете каперства. Дело в том, что на тот момент Англия имела самый большой в мире торговый флот. Причём даже самый большой в мире военный флот не смог бы защитить полностью все торговые суда англичан. Самый большой в мире военный флот хотел бы сражаться с другим военным флотом (числом поменьше, да силой похуже), но отряжать большие силы на ловлю каперов очень сильно не хотелось.

Из выступления в парламенте лорда Кента: «Тоннаж нашего торгового флота в 1814 году составлял 3.5 миллионов тонн. Сейчас — свыше 12 миллионов. Наш импорт вырос с 10 миллионов фунтов до 120 миллионов фунтов стерлингов. Вчера я посмотрел в библиотеке отчёты по нашей войне с США в 1812–1814 годах. Американские каперы тогда захватили 2500 английских кораблей на сумму в 21 миллион фунтов. Это при импорте в 10 миллионов, я напомню. А какие же потери будут в подобной гипотетической войне, когда наш тоннаж составляет не 3.5, а 12 миллионов тонн? И в какие убытки это выльется?»

Парижская декларация от 16 апреля 1856 года звучала так:

Уполномоченные, собравшиеся на Парижском конгрессе, не могут лучше выразить намерения, одушевляющие их правительства, как стараясь ввести в международные отношения твердые начала, сюда относящиеся, вышеупомянутые уполномоченные, имея надлежащие полномочия, пришли к соглашению о средствах достигнуть эту цель и торжественно провозгласили нижеследующую декларацию:

1) Каперство отныне навсегда отменяется;

2) Нейтральный флаг покрывает неприятельский груз, за исключением военной контрабанды;

3) Нейтральный груз, за исключением военной контрабанды, не подлежит захвату под неприятельским флагом;

4) Блокада, чтоб быть обязательной, должна быть действительной, т. е. поддержанной достаточной силой для действительного воспрепятствования доступа к неприятельскому берегу.

Правительства подписавшихся уполномоченных обязываются довести эту декларацию до сведения государств, не призванных к участию в Парижском конгрессе, и пригласить их к ее принятию.

Главным принципом этой Декларации была идея о том, что «флаг покрывает груз». То есть в случае войны страны «А» со страной «Б» их морская торговля не пропадает — нейтралы вполне могут вести с воюющими сторонами коммерцию через порты, которые не подвергаются блокаде. Блокировать все порты, чтобы не было никакой морской торговли, мог только один флот. Самый сильный флот в мире. Естественно, английский.

Таким образом:

а) подобная мера была выгодна тем странам, у которых сильный военный флот (заблокировать можно много портов, тем самым снизив торговлю).

б) тем странам, у которых малый торговый флот (у них товар из портов вывозили нейтралы).

в) тем странам, у которых одновременно большой военный и большой торговый флоты (ВМФ в этом случае не отвлекается на операции против частников).

Как ни странно, изначально инициатором Декларации был Наполеон III, в феврале 1854 года он предложил подписать подобную декларацию, тем самым Франция в возможной войне с Англией просто отказывалась от каперства. Когда Пальмерстон объявил парламенту эти условия, у депутатов был шок. Франция добровольно отказывалась от той меры, которая столько веков терзала английское торговое судоходство. Естественно, что и декларация, и союз были без вопросов одобрены парламентом.

Но эта мера была выгодна и Франции тоже, ведь на 1854 год Франция обладала вторым по силе военным флотом и третьим по размеру торговым флотом в мире. Таким образом, в случае гипотетической войны с Англией бездонная прорва британских приватиров разом отсекалась бы, и мерились уже силами военные флоты.

Естественно, это соглашение было выгодно и слабым морским державам (Австрия, Турция, Пруссия и Россия). По мировым меркам, торговые флоты их были микроскопические, и их морская торговля осуществлялась кораблями других держав.
Но была одна страна, которой эта Декларация уж точно была не выгодна. Речь, конечно же, о США. Американцы обладали вторым по численности торговым флотом в мире, а военным флотом — на уровне Турции или России. Поэтому США подписали только три пункта данной декларации, а на четвёртый предложили свою поправку, которая гласила: «Во время войны частная собственность субъектов государства или его граждан должна быть освобождена от захватов обеими сторонами, кроме контрабанды».

Смысл поправки самый простой. Частная собственность неприкосновенна, а 99% торгового флота США — это именно частные торговцы, а не государственные корабли. Следовательно, американский торговый флот вообще должен был не трогаться военными кораблями иных держав.

Собственно, столь скромные требования к России со стороны Англии и обусловлены тем, что правительство Александра II подписало Декларацию о запрете каперства. Для англичан этот вопрос (а они в 1854-55 годах и так натерпелись страху с русскими крейсерами в Тихом океане) был гораздо важнее создания новой Польши или независимой Черкесии.

Отдельная русско-турецкая конвенция, заключённая по следам Парижского мира, конкретизировала типы судов на Чёрном море. Каждая из черноморских держав могла иметь для береговой службы по 6 паровых судов длиной до 50 метров по ватерлинии и водоизмещением до 800 тонн и по 4 лёгких паровых или парусных судна водоизмещением до 200 тонн.

Казалось бы, ничего такого не произошло. Потери России в Крымской войне, в войне с двумя самыми сильными европейскими державами, в войне, где почти вся Европа ополчилась против неё, были микроскопическими. Приобретения же, наоборот, просто гигантскими. Муравьев-Амурский, пользуясь военными действиями в Крыму и на Балтике, самовольно присоединил к России примерно 225 тысяч квадратных километров. Это дало возможность (через Амур) связать Забайкалье с Камчаткой и Русской Америкой, и продолжить экспансию по Уссури на Дальний Восток, Корею, Китай и Японию. Но… Разочарование русской элиты результатами Крымской войны и бесславным Парижским миром оказалось очень велико. Как писал современник: «Национальное чувство было уязвлено самой идеей унизительного мира. Россия не была завоёвана, у неё все ещё оставалась многочисленная и прославленная в сражениях армия; на её стороне были историческая память, патриотизм, а также обширные пространства и климат, мешавшие захватчикам. Она могла переждать врага, повторяя пример 1812 года, измотать его в бессмысленных усилиях, подорвать его терпение, а потом, выждав подходящий момент, сокрушить».

Приобретения Муравьева-Амурского по Айгуньскому и Пекинскому договорам

И в результате последовала череда мер, каждая из которых была хуже предыдущей. Вообще тема реформ Александра II достойна не пары параграфов, а книги, может быть даже целой серии книг, и эта тема выходит далеко за сферы интересов автора, но тем не менее обойтись без неё не удастся.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 300 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.2024

Twitter декабря 13, 13:05
строим дом своими руками: Да судя по статистике убийств в РФ и так идёт что-то вроде гражданской войныА революция р… https://twitter.com/i/web/status/1073202228146724864

Twitter декабря 13, 08:35
Николай Вечкутов: Жека! Смотри на моём канале, почему 5.11.17 в России не случилось революции! http://youtube.com/watch?v=SU6jy_ByIQk&lc=UgyarC-oD8qVg9vFvsh4AaABAg.8odkczdtgZs8okyVONZVH9

Twitter декабря 13, 08:35
Николай Вечкутов: Жека! Смотри на моём канале, почему 5.11.17 в России не случилось революции! http://youtube.com/watch?v=SU6jy_ByIQk&lc=Ugw8jbpIxNOhPnvrk2N4AaABAg.8og6V3NDEXa8okyU-iaFDT

Twitter декабря 13, 08:35
Николай Вечкутов: Жека! Смотри на моём канале, почему 5.11.17 в России не случилось революции! http://youtube.com/watch?v=SU6jy_ByIQk&lc=Ugy9zhrsJAGXT1odahh4AaABAg.8oddynS-BYG8okyULvA-qJ

Twitter декабря 13, 08:35
Николай Вечкутов: Жека! Смотри на моём канале, почему 5.11.17 в России не случилось революции! http://youtube.com/watch?v=SU6jy_ByIQk&lc=UgzUgMOpaFP2LbJVES94AaABAg.8odgkxE2wYy8okyUl3-2mO

Twitter декабря 13, 08:35
Николай Вечкутов: Жека! Смотри на моём канале, почему 5.11.17 в России не случилось революции! http://youtube.com/watch?v=SU6jy_ByIQk&lc=UgwetTbA_vESMvqiPXp4AaABAg.8oddIa0OhKC8okyV6odO5Z

Twitter декабря 13, 01:20
Рустам Ахметзянов: Да, еще Мальцев призывал к революции 5.11.17!Сам Мальцев, как уточнили Telegram-каналы, провел 5… https://twitter.com/i/web/status/1073024798878523393

Twitter декабря 12, 21:50
Дайте мне денежку!: Смотрите фильм, почему 5.11.17 в России не случилось революции:СЛАВА МАЛЬЦЕВ ПОСЛАННИК ДЬЯВОЛА http://youtube.com/watch?v=K52E5KbtHvM&lc=UgyuEA1nDd0l4HF-YoB4AaABAg.8oYufdKquPU8okyfjCJAHS

Twitter декабря 12, 21:50
Подпиздыш Мальцева: Смотрите фильм, почему 5.11.17 в России не случилось революции:СЛАВА МАЛЬЦЕВ ПОСЛАННИК ДЬЯВОЛА http://youtube.com/watch?v=K52E5KbtHvM&lc=UgypuIzLx0_Cr4fsf4V4AaABAg

Twitter декабря 12, 21:50
Виктория Советская: Что-то Мальцев сказал: 5.11.17. -------- и мимо! ) http://youtube.com/watch?v=PiFXYbcevZU&lc=UgxGIJ7mbHkFKZMjU_94AaABAg

Подпишись в Твиттере