Клеветникам России: Евгений Политдруг отвечает историку Лурье

Недавно в «Медузе» были опубликованы размышления Льва Лурье о Российской Империи, ставшие своеобразным ответом на книгу Зыгаря «Империя должна умереть». Размышления весьма краткие и в итоге подводящие к выводу о том, что Дореволюционная Россия была менее свободной страной, чем нынешняя.

Дискуссия на эту тему весьма своеобразна, поскольку сто лет назад любая страна была менее свободной, чем нынешняя, эволюцию общества никто не отменял, как и смягчение нравов. Сто лет назад в США неженатым мужчине и женщине не сдали бы ни один номер ни в одном отеле для совместного проживания, а сейчас там легальны однополые браки. Аналогичные ситуации произошли и в других сферах. Поэтому сравнивать прошлый век с нынешним не совсем корректно.

Но и сгущать краски и наговаривать лишнего не стоит. А в тезисах Лурье есть такие моменты. Где-то он прав, где-то ошибается. Разберем статью в «Медузе» и заодно выясним, что на самом деле было в Дореволюционной России.

Тезис Лурье №1. Свобода собраний в царской России была крайне ограничена. Любое собрание могло быть распущено по требованию полицейского. Митинги запрещались. Если они собирались, их разгоняли казаки с нагайками. Но, насколько я помню, с 1907-го по 1917-й никто особо и не митинговал, если не считать студенческих сходок.

Здесь необходимо разделять законодательство до 1905 года и после. До 1905 года порядок общественных сходок (слово «митинг» тогда не использовали) определялся разработанным еще в николаевскую эпоху «Уставом о предупреждении и пресечении преступлений». Поскольку политических митингов в нынешнем понимании тогда не было, законодательство пестрело пробелами и противоречиями. С одной стороны, для собраний и сходок не требовалось разрешения (за исключением игрищ). При этом сходки и собрания, «противные общей тишине и спокойствию», не разрешались. В случае, если такая сходка происходила, обязанностью полиции было потребовать от участников разойтись по домам (впрочем, серьезных последствий для самих участников участие в таких сходках не несло, если они не кидались с кулаками или револьвером на полицейских).

Поскольку Устав не разъяснял, какие именно собрания противны тишине и спокойствию, действовать полицейским приходилось на свое усмотрение.

Полицейские в Российской империи

К концу века стало очевидно, что законодательство необходимо усовершенствовать. В 1905 году была объявлена свобода собраний, уточненная в марте 1906 года отдельным указом. Под собранием подразумевались все его виды: митинги, пикеты, шествования, демонстрации и т. д. При этом все собрания делились на два вида — публичные и непубличные. Непубличные вообще не требовали никаких согласований, предупреждений и заявлений. Однако непубличными считались только собрания официально существующих товариществ или союзов и прочих организаций, проводившиеся в закрытых помещениях. Все остальные собрания считались публичными.

Публичные собрания запрещались в столовых, трактирах, ресторанах и на расстоянии, ближе 500 метров от места пребывания императора. Существовали и некоторые другие ограничения. В частности, запрещалось находиться на собраниях вооруженным лицам, военнослужащим, школьникам и студентам средних учебных заведений.

В случае, если собрание проходило под открытым небом (митинги, шествия и т. д.), необходимо было получить разрешение градоначальника, главы полиции или губернатора (не всех сразу, а кого-то из них). Собрания в университетах согласовывал ректор учебного заведения.

Запрещались собрания, на которых призывали к насильственному свержению государственной власти. За трое суток до мероприятия организаторы должны были предупредить местное полицейское начальство.

Организаторы митинга должны были назначить несколько распорядителей, которые следили за ходом митинга и порядком. Кроме того, такое лицо могло быть назначено и властью из числа должностных лиц. В этом случае оно имело право закрыть собрание раньше срока и потребовать разойтись, однако для этого у него было не так много оснований.

Собрание можно было закрыть только по 5 причинам:

— Призывы к мятежу, насилию, неповиновению властям;

— Возбуждение розни и вражды по отношению к какой-либо части населения (нетрудно догадаться, что эти два пункта были направлены против ультралевых революционных партий);

— Присутствие на митинге лиц, которым это запрещено (дети, военнослужащие);

— Отклонение от заявленной темы (по факту этот пункт сводился либо к первому, либо ко второму пунктам);

— Незаконный сбор денег.

Должностное лицо перед закрытием собрания раньше времени должно было дважды призвать к порядку. Только после этого (если его не слушали) он мог объявить собрание закрытым, и участники должны были разойтись. Закрытие можно было обжаловать, но уже постфактум, а не на месте.

Организаторы несанкционированных собраний (не обязательно враждебных власти, просто не позаботившихся об уведомлении), а также участники санкционированных, отказавшиеся подчиниться распоряжению о закрытии мероприятия, могли быть арестованы, но на срок не выше трех месяцев.

Что касается участников несанкционированных собраний, на которых призывали к вооруженному восстанию, мятежу и насильственному свержению государственного строя, то за участие в нем можно было получить заключение в крепости или тюрьме на срок не выше трех лет. Однако на практике это случалось весьма редко, поскольку в законе было прямо сказано: «виновный в участии в публичном скопище, ЗАВЕДОМО собравшемся с целью…» То есть надо было доказать, что участники собрания заранее знали, куда шли, и заранее планировалось подстрекать к бунту и мятежу. В Дореволюционной России суды были независимыми и не могли штамповать приговоры на усмотрение полицейских, поэтому факт заранее спланированного участия в сборище приходилось доказывать (невиданное дело для современных полицейских), что являлось задачей крайне сложной.

Но это сейчас митинги кажутся чуть ли не главным средством политической борьбы — за неимением альтернативы. А в те далекие времена наиболее радикальные партии не обращали на них особого внимания, поскольку гораздо более эффективным средством борьбы считались стачки и забастовки. Причем далеко не всегда насильственная инициатива исходила от полиции или казаков. Вот, например, описание мариупольской стачки 1899 года:

14-го мая огромная масса рабочих (до 4000 чел.) направилась к баракам незабастовавших рабочих Никополь-Мариупольского завода и стала их избивать, требуя присоединения к стачке; тогда же были разбиты окна в мастерских, поломано 48 токарных станков и т. д. В полицейских и солдат, пытавшихся остановить побоище, полетели камни и палки; в ответ солдаты открыли огонь. Всего в ходе столкновений было убито не менее 21 чел., многие ранены.

Стачка Московского отделения Всероссийского союза служащих сберегательных касс

А вот краткое описание стачки на четырех фабриках во Владимирской губернии:

7–8 октября 1897 г. произошла стачка всех рабочих (7817 чел.) четырех фабрик — прядильной, ткацкой, красильно-отбельной и плисово-красильной — т-ва мануфактур Викулы Морозова с с-ми (с. Никольское, Владимирская губ.). Требования — сократить продолжительность рабочего дня, увеличить зарплату, уволить ряд мастеров. «Зачинщики» — рабочие Н.И. Андреев, М.И. Кириллов, С.И. Пукьянов и др. Стачка проходила бурно: выбиты стекла в фабричных корпусах, в конторе, разграблен и сожжен дом директора, сожжены четыре соседних дома, взломан склад и похищен из него товар. Вызваны фабричный инспектор, вице-губернатор, прокурор суда, полиция, 400 казаков, 300 солдат и полк пехоты из Москвы. Произошло столкновение рабочих с полицией: убит один и ранены двое рабочих.

А вот тот же 1899 год, но на рижских фабриках:

Началось выступление стачкой рабочих фабрики общества льняной и джутовой мануфактуры, предъявивших требование об увеличении заработной платы. Были вызваны ст. фабричный инспектор, фабричный ревизор, пристав, полицмейстер, полиция, казаки, войска. 5-го мая произошло столкновение бастующих мануфактуры и рабочих соседних фабрик с полицией и солдатами. Были убитые и раненые, в том числе с вагоностроительного завода «Феникс». В городе начались беспорядки. 6-го вечером горели публичные дома, частный дом и винная лавка. Толпы двигались по улицам и били стекла в окнах домов. Вновь произошло столкновение с войсками: они действовали прикладами, штыками и стреляли. 7-го беспорядки продолжались.

С 10-го мая по фабрикам Риги начались забастовки. Стачки везде начинались одинаково: работу бросала часть рабочих, к ним присоединялись остальные. Толпы, стоящие у ворот предприятий, встречали выходящих криками «Ура!», бросали камни в окна фабричных зданий, угрожали тем, кто не хотел прекращать работу. На Зассенгофской бумагопрядильной и ткацкой фабрике рабочие в первый день стачки вели себя шумно: одно отделение начинало работу, рабочие другого отделения врывались в мастерские и избивали работающих. Вечером посторонние лица ворвались на фабрику, били стекла, ломали оборудование. Во многих случаях на предприятия вызывались казаки или солдаты для охраны предприятий. На фабрике «Текстиль» казаки избили рабочих нагайками. Требования на некоторых фабриках были частично удовлетворены. Было арестовано 192 чел., в столкновениях убито 5 чел., ранено 34, в том числе 23 рабочих, а также полицейские, солдаты и казаки.

Как видим, речь идет не о студентах в очках с кричалками «кря-кря-кря против этого царя», а о массовых погромах с участием тысяч человек, часть из которых была к тому же вооружена. Разумеется, никто казаков не гонял из-за десятка тогдашних хипстеров, водивших хороводы. Войска и казаки применялись, когда возникала угроза реальных общегородских погромов.

2. Свободы слова в России после 1905 года было, безусловно, больше, чем до. Но всякого рода персональные оскорбления императора и его семьи карались тюремным сроком. Такие дела часто приводили к закрытию печатных изданий — и многие журналы, открытые в 1905-м на волне свободы, к 1907 году уже были прикрыты. Павел Елисеевич Щеголев, редактор журнала «Былое», отсидел три года в Петропавловской крепости за публикацию материалов, прославляющих революционное движение.

Вообще персональные оскорбления императорской фамилии были законодательно запрещены во всех монархических государствах. И до сих пор караются во многих странах, в том числе и европейских. К тому же закон об оскорблении императора применялся не так уж часто, а строгое наказание за эту провинность назначали вообще считаные разы. Хотя бы потому, что смягчающим обстоятельством в данном случае выступало опьянение виновника или его невежество. И достаточно было заявить об этом, как серьезный каторжный срок трансформировался в краткосрочный арест.

Что касается Щеголева, то посадили его не за писанину. Дело там было весьма темное: судя по всему, он передавал Бурцеву секретные документы Охранного отделения, а тот публиковал в Европе списки агентов в рядах революционных российских партий.

3. Тайна переписки не соблюдалась. Существовал так называемый черный кабинет, который занимался перлюстрацией без какого-либо решения суда. Относительно политических деятелей эта практика применялась чрезвычайно широко. Письма доставлялись из почтамта в полицию в специальное помещение, где тренированные чиновники аккуратно их вскрывали, читали содержание, делали выписки, потом вкладывали письмо обратно, закрывали так, чтобы получатель ничего не заподозрил и отправляли по адресу. Конечно, сегодня в России часто применяется прослушка, но это требует хотя бы формального разрешения суда.

Здесь надо сказать, что в силу более совершенных методов современные государства без особых усилий знают о каждом своем гражданине практически все. Сравнивать это с «черными кабинетами» весьма опрометчиво. Перлюстрация писем действительно практиковалась (разумеется, тайно, официально это не признавалось), но в таких ничтожных количествах, что вероятность прочтения письма, отправленного среднестатистическим подданным, равнялась нулю.

Сотрудники почтового отделения сортируют письма

Достаточно сказать, что на всю огромную Российскую Империю работало всего лишь около 50 перлюстраторов. Еще раз — около 50 человек на 166 миллионов жителей страны. А так называемые «черные кабинеты» существовали всего в семи городах Империи. Причем число тайных цензоров регулярно сокращалось. Если в начале ХХ века их было 63, то к началу Первой мировой число сотрудников сократилось до 47 человек.

Разумеется, в таких условиях ни о каком тотальном или хотя бы внушительном отслеживании переписки не могло быть и речи. В лучшем случае под контролем находилась корреспонденция отдельных подпольщиков и революционеров. Это вам не пакет Яровой.

4. Суд присяжных был независим. Но политические дела со времен Веры Засулич на открытых заседаниях не рассматривались. Эти процессы происходили сразу или в высшей инстанции, то есть в Сенате, или — особенно во времена [премьер-министра Петра] Столыпина — в военно-окружных, военно-полевых судах, где судьбу человека решала группа офицеров. Эти суды руководствовались законом, но сами процессы проходили очень быстро и доказательной базы часто не было. Казнь невинного человека была довольно частой историей в тот период.

Это уже какая-то ерунда. Многочисленное сословие политических адвокатов очень удивилось бы, узнав, что со времен Засулич (то есть почти 40 лет!) политические дела не рассматривались в судах на открытых заседаниях.

Кроме того, сам по себе Правительствующий Сенат рассматривал только апелляции и кассации. Лурье, видимо, подразумевает особый судебный орган — Особое присутствие правительствующего Сената.

Однако непонятно, что автор хочет сказать словами «на открытых заседаниях не рассматривались». Судебные заседания ОППС ничем не отличались от стандартных судебных процессов. Подсудимые имели право на адвокатов, рассматривалось дело в том же порядке, что и в обычных судах. Никакой секретности не было, лишь отдельные судебные процессы велись в закрытом режиме (например, по делу народоволки Фигнер, участвовавшей в убийстве императора Александра II).

Террористки Вера Засулич и Вера Фигнер

Но ОППС рассматривал только самые крупные политические дела, государственной важности (дела народовольцев, дело Каляева). Что касается военно-полевых судов, действительно рассматривавших дела в ускоренном темпе, то у обычного трудящегося и даже обычного политического практически не было возможностей с ними столкнуться, если он, конечно, не подрывал банки динамитом и не убивал полицейских и военных.

ВПС имели крайне ограниченную подсудность. Фактически они разбирали только дела, связанные с терроризмом — нападения на полицейских и военных, теракты, экспроприации, вооруженные налеты. Подсудимыми становились захваченные на месте преступления с оружием в руках. Существовали они всего восемь месяцев (на пике левого террора) и за это время по их приговорам было казнено 683 человека. Утверждение о том, что «казнь невинного была очень частой в тот период», больше похоже на выдумку Лурье.

5. Политических заключенных было на порядок больше, чем сейчас. Просто не сравнить. В России между 1907 и 1914 годами было 50 тысяч политических заключенных и ссыльных. Мест в тюрьмах не хватало, так что строили новые, так называемые столыпинские централы — среди них Шлиссельбургский, Владимирский.

Вообще пенитенциарная система Дореволюционной России существенно отличалась от современной. Тюрьмы использовались по-другому. В тюрьме одновременно находились и подследственные, и уже осужденные, но ожидавшие этапа в ссылку или на каторгу, и те, кто был приговорен к тюремному заключению (кстати, это заключение считалось куда более мягким наказанием, чем каторга).

Не совсем понятно, про какие новые тюрьмы пишет автор. Владимирский централ существовал с конца XVIII века. Александровский централ — с середины XIX века. Шлиссельбургский — еще дольше. При Столыпине несколько тюрем были преобразованы в каторжные. То есть каторжан теперь везли не в Сибирь, но размещали и в централах в европейской части России.

Дом предварительного заключения в Санкт-Петербурге на Шпалерной улице. В 1895–1897 здесь содержался Ленин

Но эта мера не слишком сильно связана с политическими заключенными, поскольку политические крайне редко оказывались на каторге. В большинстве случаев их наказание ограничивалось ссылкой. Чтобы угодить на каторгу, политический должен был или кого-то убить, или держать дома динамитную мастерскую. Именно поэтому почти никто из видных большевиков (кроме Дзержинского, угодившего на каторгу как неисправимый рецидивист, да еще и беглец) не мог похвастаться пребыванием на каторге.

Цифра в 50 тысяч политических заключенных, по всей видимости, взята с потолка. Или же взято общее количество всех ссыльных и каторжных в стране. В монографии «Общественное движение в Сибири в начале ХХ века» приводятся следующие цифры политических:

В канун Февральской революции 1917 г. в Сибири находилось не менее 9346 политических ссыльных и 485 политкаторжан, всего 9831 человек.

К этой цифре следует добавить тех, кто находился в тюрьмах в ожидании приговора, а также тех, кто отбывал наказание в тюрьме или в каторжных централах в европейской России. Но эти категории были не очень значительны по сравнению со ссыльными. Даже по самым радикальным прикидкам вряд ли общее число политических заключенных в стране было больше 13–15 тысяч. Стоит подчеркнуть, что в период подавления революции 1905 года количество политических было значительно выше, но к 1917 почти все уже отбыли свои наказания и ссылки.

Это больше, чем количество политических заключенных сегодня. Но ссыльные, которые составляли абсолютное большинство политических, не являлись заключенными в современном понимании. Они высылались в определенный населенный пункт на срок от года до пяти лет, но жили при этом абсолютно свободно, занимались чем хотели, не покидая пределов своего округа. Это доставляло некоторые неудобства, но сравнивать даже с современной колонией-поселением подобное наказание просто невозможно.

Критики Российской Империи сваливают в категорию «политических» вообще всех подряд, но тех же политкаторжан называть «политическими» просто нельзя. За прокламации, речевки на митингах и членство в революционных организациях на каторгу не отправляли. Для этого надо было участвовать в экспроприациях, налетах, убийствах, терактах. В наше время террористы и убийцы, совершающие свои преступления по политическим мотивам, не причисляются к числу политических, а считаются обычными преступниками. Почему же стоит считать политическими тогдашних каторжан?

Таким образом, политическими заключенными в современном понимании этого слова в те времена были только те, кто отбывал наказание в тюрьме или крепости (последнее было льготным наказанием, поскольку там имелась масса послаблений по режиму). Чиновник министерства юстиции Тарновский еще до революции занимался статистическими исследованиями государственных преступлений. В статистике, которая дается им за 1906–1912 годы, можно точно определить число политических осужденных. За эти шесть лет по политическим делам проходило 35353 подсудимых. Из них 10006 были полностью оправданы (почти одна треть). Большая часть из них приговаривалась к аресту (т. е. краткосрочному заключению типа современного административного ареста) — 40,8%. К заключению в крепости приговаривалось 34,6% осужденных, в тюрьме — 7%. Лишь 4,5% отправлялось на каторгу.

4 сентября 1906. Отправка заключенных из Петропавловской крепости в Сибирь. Парвус и Дейч в центре.

Кстати, речь идет о периоде подавления революции 1905 года, когда на улицах шли реальные городские бои и каждый день убивали людей. До и после него количество осужденных было значительно ниже.

За эти 6 лет к заключению в крепости было приговорено 8752 человек, в среднем примерно 1458 человек в год. В тюрьме оказалось 1174 человека или примерно 195 человек в год. Наибольшее число осужденных приговаривалось к аресту — 10312 человек за 6 лет или в среднем 1718 человек в год.

Но у этого вида наказания были свои нюансы. Арестованные отбывали его не в тюрьмах и не в крепости, а в арестных домах. Сидели там в основном за мелкие преступления — хулиганство, побои и т. п. Предельный срок ареста не мог превышать шести месяцев. Условия наказания были значительно мягче тюремных, фактически это было нечто типа современного административного ареста, но чуть дольше по времени.

Резюмируя, классическими политическими заключенными следует признать отбывавших наказание в крепости и тюрьме, в условиях, приближенных к современным российским. Среднее ежегодное число этих политических заключенных в период подавления революции составляет примерно 1653 человека. В остальные периоды оно было ниже.

В настоящее время в России, согласно данным «Мемориала», насчитывается 102 политических заключенных. Однако в это число не входят осужденные по т. н. «антиэкстремистским» статьям типа 282-й, которые в настоящее время чаще всего и играют роль политических. По данным «Совы», в 2016 году за публичные экстремистские призывы в интернете было осуждено 198 человек. Сюда не входят джихадисты-исламисты (идут по призывам к террору, к тому же их число невелико и статистика не пострадает). Из них 39 человек приговорены к реальным срокам, 82 к условным, остальные оштрафованы или получили исправительные работы. В предыдущие годы число дел было выше, но совсем незначительно.

Итак, число политических заключенных в Российской Империи действительно было выше, чем сейчас. Но стоит учесть четыре немаловажных нюанса.

Во-первых, данные цифры приходятся на период подавления революции 1905 года, когда на улицах шли реальные городские бои и ежедневный террор. Сейчас же событием федерального масштаба считается и митинг с шариками на сто человек. До революции 1905 года в Российской Империи число политических заключенных было сопоставимо с современным (несколько десятков/сотен человек).

Во-вторых, численность населения Империи была почти на 30 миллионов выше, чем сейчас.

В-третьих, подавляющее большинство политических заключенных дореволюционного периода были большевиками и эсерами. То есть представителями партий, которые непосредственно участвовали в уличном терроре. Это члены террористических организаций, а не студенты или пенсионеры, репостящие демотиваторы в социальных сетях.

В-четвертых, вообще-то прошло сто с лишним лет, времена немного изменились. Существование политических заключенных в современных развитых странах осуждается, к тому же подписаны десятки всевозможных конвенций, деклараций о правах человека и свободе слова и т. д.

6. Условия содержания в тюрьмах были жестокими. Политические заключенные сидели вместе с уголовными. Террор уголовных против политических, который мы знаем по сталинскому времени, существовал и тогда, до революции.

Весьма странный тезис. Прекрасно известно, что до революции политические и уголовные были разведены и никаких данных об уголовном терроре в мемуарах каторжан и арестантов не удается отыскать. Напротив, положение уголовных каторжан было значительно худшим, чем политических, им не полагалось никаких льгот. Политические и уголовные сидели вместе лишь в экстренных случаях, как в период подавления революции 1905 года, когда они пересекались в Орловском централе, но это было временной мерой, связанной с переполнением тюрем.

Владимирский и Орловский централы

Тюрьмы никогда не были санаториями, но условия для политических были весьма мягкими даже по нынешним представлениям. Политические каторжане не занимались принудительным трудом, начальство обращалось к ним на Вы, по негласным традициям политических не подвергали некоторым дисциплинарным наказаниям, в частности, порке розгами. 

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



О проекте Спутник

"Спутник и погром" - Американско-израильский информационный проект по высмеиванию революционной ситуации в России 2014 года. Активно публикует уникальные материалы с целью вызвать национальную ненависть среди русскоязычного народа.

Последние новости

 

Революция 5.11.2024

Twitter января 19, 23:15
Михаил Барабанов: Опозорился ты, БОРОДАТОЕ ЧМО! Ещё 5.11.17. http://youtube.com/watch?v=pfWYeUH4nIc&lc=UgyAsFXlkglBYwqM14d4AaABAg

Twitter января 19, 18:35
Советские плакаты: ссср совок сталин ленин плакат советскийсоюз советскиеплакаты революция россияhttps://twitter.com/i/web/status/954421994610745345

Twitter января 19, 11:10
: Еще один потрясающий концерт! 5.11.2017 5летспопфарм hurts moscow http://ift.tt/2DjVEw0

Twitter января 19, 11:10
Советские плакаты: ссср совок сталин ленин плакат советскийсоюз советскиеплакаты революция россияhttps://twitter.com/i/web/status/954310036121059328

Twitter января 18, 22:20
Советские плакаты: ссср совок сталин ленин плакат советскийсоюз советскиеплакаты революция россияhttps://twitter.com/i/web/status/954116227982614528

Twitter января 18, 22:20
alex Kim: Ребята, Вадим, раскинте на Вячеслава Мальцева. На сего дня он утёк во Францию. Его идея с 5.11.17 провали… https://twitter.com/i/web/status/954116225335951360

Twitter января 18, 19:45
НАТО в шоке, США обосрались: 5.11.17 не ждём, а готовимся! http://youtube.com/watch?v=5oRzsU1K_So&lc=UgwuJQpQRLaTQ8c4pRR4AaABAg

Twitter января 18, 19:45
Fill Badeykin: Чё, бараны тупые, майданить собрались, 5.11.17 не прокатило? Он же понимает, что у него шансов никак… https://twitter.com/i/web/status/954077297275035648

Twitter января 18, 19:45
Romic SV: Тимофей Белоусов , это ютуб канал вождя 5.11.17. Он просто спиздил видос. Понятно, что Эхо не его. http://youtube.com/watch?v=IxqDY1l3Iqg&lc=UgwBsIM0depuny685NR4AaABAg.8bTk-w_bQ508bU0CoX3QUv

Twitter января 18, 12:28
Советские плакаты: ссср совок сталин ленин плакат советскийсоюз советскиеплакаты революция россияhttps://twitter.com/i/web/status/953967320938016768

Подпишись в Твиттере